Название: Современный русский язык

Жанр: Филология

Рейтинг:

Просмотров: 4941


Личные местоимения

I. Местоимение 1-го лица единственного числа я указывает на то, что говорящий сообщает о себе: "Я нарочно иду нечесаным, С головой, как керосиновая лампа, на плечах. Ваших душ безлиственную осень Мне нравится в потемках освещать" (Ес.). Употребление этого местоимения придает речи подчеркнуто личностный характер. Поэтому, широко используясь в речи устной, в письменной речи местоимение я имеет ограничения в своем употреблении: оно наиболее уместно в тех текстах, которые предполагают и допускают возможность повествования от 1-го лица. Это, конечно, в первую очередь художественная литература, в публицистике – такие жанры, как очерк, репортаж, полемические заметки, интервью и т.п. Вот, например, отрывки из интервью с художником-карикатуристом Михаилом Злотковским: "Я очень ценю в карикатуре оперативность. Сделать ее можно практически на любом кусочке бумажки: несколько штрихов – и тут же создается образ или передается информация... Я, конечно, не думаю, что карикатурист может что-то кардинально изменить. Но в ряду всей духовной жизни карикатура, как всякий другой вид интеллектуальной деятельности, выполняет свою функцию. И я верю в свою работу, верю, чтонадо что-то делать, невзирая ни на что..." (Моск. комс. 1989. 28 окт.).

Вместе с тем в некоторых жанрах письменной речи местоимение я традиционно не употребляется (газетная информация, обзор печати, учебная литература, научные статьи и т.д.), а соответствующее высказывание 'строится при помощи безличных оборотов: "представляется важным", "очевидно, что", "необходимо подчеркнуть" и т.п.

II. Местоимение 1-го лица множественного числа мы указывает на объединенность говорящего с группой других лиц: "Мы были высоки, русоволосы. Вы в книгах прочитаете, как миф, о людях, что ушли, не долюбив, не докурив последней папиросы" (Н. Майоров). Причем в каждом конкретном случае контекст (или ситуация говорения) дает возможность установить, с какими именно лицами объединяет себя автор. Соответственно выделяется несколько закрепившихся за местоимением мы регулярно воспроизводимых в речи оттенков значения, связанных с выражением объединенности.

1. Совместно-ограничительное мы. Оно употребляется в монологической речи и имеет значение "автор + читатель". Например, рассказывая о решении администрации Москвы закрыть знаменитые Сандуновские бани, журналист пишет: "Мы-то и не догадываемся с вами, что для того, чтобы быть чище, надо позакрывать бани и вообще по Москве отключить всю горячую воду. Но это у москвичей еще впереди. А вот в банях ее действительно отключили вместе с отоплением" (Моск. комс. 1991. 31 окт.). Употребляя местоимение мы в этом значении, автор как бы приглашает читателя, слушателя к совместному размышлению. Такое мы активизирует процесс восприятия; поэтому оно чаще употребляется в устных монологических жанрах, таких как урок-объяснение, лекция, выступление радио и телекомментатора, но встречается и в письменной речи: в авторских комментариях, рассуждениях, отступлениях.

2. Обобщающе-ограничительное мы указывает на совокупность представителей одной социальной, социально-исторической группы, к которой принадлежит и автор*. Именно это значение реализуется в знаменитом стихотворения А. Блока "Скифы"; "Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы. Попробуйте, сразитесь с нами! Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы! С раскосыми и жадными очами". Употребление местоимения мы очень распространено в публицистике для обозначения всех людей, живущих в нашей стране. Например: "Мир и Мы"– название одной из полос газеты "Московские новости"; или: "Что же такое фотомодель и фотомодельный бизнес? Прежде всего надо сказать, что, как и в любом другом, новом для нас деле, руку к этой области приложили и мерзавцы и деляги" (Моск. комс. 1991. 31 окт.).

* Мы в этом значении не следует смешивать с так называемым "авторским мы" (см. ниже).

 

3. Обобщающее мы (принимает участие в оформлении высказываний обобщающего характера). Вместе с глагольной формой оно указывает на то, что сформулированное суждение в равной мере относится как к говорящему, так и к любому другому человеку: "Тьмы низких истин нам дороже Нас возвышающий обман" (П.); "Каждый пред Богом наг. Жалок, наг и убог. В каждой музыке Бах, В каждом из нас Бог" (И.Бр.).

4. Близко к значению объединенности употребление мы по отношению к собеседнику (заменяющее Ты, Вы): "Какие мы хорошие! какие мы нарядные" (обращение к ребенку); "Как мы себя чувствуем?" (обращение врача к больному). В этих случаях говорящий как бы ставит себя на место того, к кому обращается, отождествляя себя с ним. Благодаря этому возникает особая, доверительная интонация и общение приобретает непринужденный характер. В этом значении местоимение мы употребляется исключительно в разговорном стиле речи, при неофициальных, дружеских отношениях между общающимися или для установления таковых.

Кроме того, местоимение мы может использоваться как синоним к местоимению я. Это:

1. Так называемое "авторское мы"'. Оно широко употреблялось в художественной и публицистической литературе XIX века. Так, например, рассказывая о департаменте, в котором служил Акакий Акакиевич, герой повести "Шинель", Н.В. Гоголь пишет: "Итак, во избежание всяких неприятностей, лучше департамент, о котором идет дело, мы назовем одним департаментом". И там же, сообщив читателю о том, почему родители героя дали своему ребенку такое необычное имя, писатель замечает: "Мы привели потому это, чтобы читатель мог сам видеть, что это случилось совершенно по необходимости и другого имени быть было никак невозможно".

Нормативным является в настоящее время использование мы в значении я в научной речи. В современной художественной литературе и публицистике оно играет экспрессивно-стилистическую роль: придает повествованию книжный, иногда даже архаичный характер и в конечном итоге делает образ рассказчика условным, несколько "размытым".

2. Устаревшее в настоящее время употребление мы для обозначения царствующей персоны: "Мы, Николай II".

III. Местоимения 2-го лица единственного и множественного числа ты и вы служат для указания на собеседника/собеседников и широко употребляются в диалогической речи. В речи письменной, монологической по своей природе, их употребление становится одним из стилеобразующих средств, которые придают письменному сообщению адресованный характер, подчеркивают направленность речи от автора к адресату. Местоимения ты и вы регулярно используются в газетных заголовках, рубриках: "Адидас не про вас" (Пр. 1991. 21 сент.); "Вас приглашает клуб" (Моск. пр. 1989. 2 февр.); "Вы просили выяснить" (рубрика газеты Моск. пр.); "Вы хотите иметь машину?" (Сов. культ. 1989. 18 февр.); "Говорите, Вас слушают..." (рубрика газеты Моск. комс.). Очень часто местоимения 2-го лица употребляются в текстах рекламного характера. Например: "Уникальная возможность для вас! Лицей объявляет прием выпускников 8-х и 10-х классов средних школ Москвы и Московской области..." (Моск. комс. 1989. 9 июня).

Такие тексты обращают на себя внимание читателя; они более действенны, чем те, которые строятся как бы безотносительно к адресату.

Местоимения ты и вы могут также в сочетании с глаголами принимать участие в оформлении обобщающих высказываний: "Да и вообще ничего не забывается, не проходит бесследно. Какие-то клетки умирают в тебе, их уже не восстановить, ты носишь в себе эти мертвые клетки" (Ю.Наг.). Однако главную роль здесь, как правило, играет глагол, а грамматическое значение местоимений настолько ослаблено, что чаще всего такие предложения строятся как односоставные: без местоимения-подлежащего, с одним только глаголом-сказуемым (об этом см. ниже, раздел "Употребление личных форм глагола").

Местоимение вы может употребляться как синоним к ты при обращении к одному собеседнику. В этом случае выбор местоимения стилистически значим и зависит от отношений между говорящими: ты – при непринужденных, близких отношениях, вы – при официальных. Несоответствие употребленного местоимения ситуации общения может также служить экспрессивно-стилистическим средством. Вот, например, как описывает герой рассказа А. П. Чехова одного из своих соседей: "Он был мрачен, желчен, молчалив и никого не боялся и не признавал над собой ничьей власти. Матушке он грубил, мне говорил "ты", а к учености Победимского относился с презрением". Выбор местоимения единственного числа ты (когда уместнее вы) свидетельствует о несколько пренебрежительном отношении к герою.

С помощью местоимения вы говорящий, наоборот, может подчеркнуть холодность, официальность, отчужденность, возникшую в отношениях с собеседником. Только на вы обращается Сергей Есенин (а его любовный лирике вообще-то свойственно обращение на ты) к некогда близкой и любимой женщине, которой он стал чужим: "Простите мне... Я знаю: вы не та – Живете вы с серьезным, умным мужем, Что не нужна вам наша маята, И сам я вам Ни капельки не нужен. Живите так, как вас ведет звезда, Под кущей обновленной сени. С приветствием, Вас помнящий Знакомый ваш Сергей Есенин".

IV. Местоимения 3-го лица он, она, оно, они, указывающие на лицо или предмет, о котором идет речь, выступают как в устных, так и в письменных сообщениях в двух функциях. Во-первых, они являются средством замещения: помогают избегать повторения в каждом предложении одних и тех же слов. Во-вторых, они обеспечивают связанность речи, грамматически соединяя последующее предложение с предыдущим: "Молодежная мода – это великолепно. Она не ограничивает никого: носи то, что тебе нравится" (Моск. пр. 1989. 10 февр.); "Методика передачи жилья в личную собственность еще будет уточняться, но похоже, что она станет гораздо проще той, что существует сейчас" (Незав. газ. 1991. 5 нояб.).

В каждом случае определить, на какой предмет, на какое явление, лицо указывает местоимение, можно только в его связи с предшествующим повествованием. А вне этой связи предложения с местоимениями 3-го лица являются недостаточными в смысловом отношении*. С этим свойством местоимений он, она, оно, они связана возможность их использования как экспрессивно-стилистического средства. Некоторые художественные и публицистические произведения начинаются предложениями, в которых нет называющих лицо, предмет, явление существительных, а сразу употреблено местоимение, их заменяющее. Вот как, например, начинается очерк С. Смирнова "Найди себя, мама!", посвященный исправительно-трудовым учреждениям (ИТУ) для женщин (Комс. пр. 1988. 27 марта):

"Ключ оказался на старом месте, так что сейф удалось открыть без особых осложнений. Она перевела дух: вот они, деньги!

Перед Зимфирой лежало несколько тысяч – значительно больше, чем требовалось вернуть. Теперь можно рассчитаться за недостачу. Стоит только протянуть руку и..."

* В устной речи, при непосредственном общении, эта смысловая недостаточность может восполняться жестом, ситуацией и т.п.

 

С одной стороны, такое начало текста интригует читателя. С другой стороны, читатель сразу оказывается как бы включенным в ту ситуацию, которая описана, воспринимает ее не "извне", а "изнутри".

Ту же роль играют местоимения 3-го лица, вынесенные в заголовок газетного материала: "Он был непредсказуем" (информация о фильме, посвященном С.П. Дягилеву – Сов. культ. 1989. 23 февр.); "их не видят на аренах" (о тренерах, готовящих Олимпийские сборные – Пр. 1990. 24 сент.); "Она ведет в мир добра" (сообщение о награждении Н.И. Сац орденом Октябрьской Революции – Моск. пр. 1989. 24 февр.).

 

Грамматическая противопоставленность личных местоимений как средство повышения выразительности речи

Нередки случаи, когда чисто грамматические различия между местоимениями 1-го и 2-го лица, 1-го и 3-го лица также становятся средством повышения выразительных качеств речи. Причем можно выделить 2 типа различий, связанных: 1) с указанием на 1, 2, 3-е лицо; 2) с родом местоимения 3-го лица.

"Я" и "Мы"– так называется материал Георгия Гачева, в котором автор размышляет о взаимоотношениях личности, индивидуальности ("я") с обществом, которое ее окружает и нередко подавляет ("мы").

"Ты и Я"– под таким названием выступает на второй полосе газеты "Московский комсомолец" "Клуб молодой семьи".

"Они" и "Мы", "Мы" и "Они"– это противопоставление регулярно используется для того, чтобы показать людей, принадлежащих к двум различным, часто антагонистическим лагерям. "Они"– это люди, которые являются иными, не такими, как автор и его единомышленники ("мы").

Так, в большом материале "Комсомольской правды" "Поражение на Арбате" одна из главок называется "Она", другая – "Мы". Они – это "мужчина со спутницей. Сумки из мешковины, усталые взгляды. Длинные волосы, потрепанная одежда. Хиппи.

Кружок молодых людей. Музыка. Брейкеры.

Высокие прически. Подбритые виски. Панки. Рядом – игольчато-кожаные металлисты.

Парень в джинсах. Он лупит руками по маленькому барабанчику и тянет нескончаемый мотив: "Харе, харе, Кришна, харе..." Он – кришнаит" (Комс. пр. 1987. 27 нояб.).

"Мы"– это и представители прессы, и комсомольские работники – все те, кому либо из-за недостатка времени, либо из-за недостатка заинтересованности не удалось найти общий язык с представителями неформальных объединений, заполнивших Арбат.

"Они и мы", "У нас и у них ", "Они о нас "– так часто назывались рубрики, под которыми печатались международные материалы, отзывы зарубежной печати о событиях в СССР и т.п. Подобное употребление местоимений стало своего рода газетным штампом, приметой международных материалов, особенно времен застоя, и не раз используется сейчас как ироническая цитата из газетного стиля. Например: "Журналисты и социологи рассказывают, что там, у "них", издатели доходят в своей любви к читателю до того, что издают его мнение и даже стараются учесть его вкусы и удовлетворить интересы" (Ог. 1989. № 35).

Наконец, местоимения 3-го лица единственного числа он и она могут употребляться как синонимы к словам "мужчина" и "женщина". Именно такие названия: "Он", "Она" получили недавно появившиеся у нас журналы для мужчин и для женщин, а еженедельное приложение к ним называется "Он и Она". Кроме того, эти два местоимения традиционно употребляются для обозначения возлюбленных. См., например, название художественного фильма "Он, она и дети".

 

Притяжательные местоимения

Употребление местоимений мой, наш, твой, ваш, его, ее, их соотносительно употреблению личных местоимений 1, 2 и 3-го лица. Так, местоимения 2-го лица в приведенных выше примерах являются приметой адресованной речи: "Твой огромный мир" (загол. – Моск. комс. 1989. 18 марта); "Книга о твоем друге" (загол. – Комс. пр. 1991. 30 окт.); "На ваших условиях центр "Москва" снимет на любой срок или купит квартиру в г. Москве" (Моск. комс. 1991.17 апр.). В предложениях, подобных: "Инструкции расписывают нашу жизнь от рождения до смерти. Вот только жить от этого не становится легче, а наоборот – все беспокойнее и сложнее" (АиФ. 1989. № 3); "Да и вообще наш футбол все больше приближается к "датскому варианту": относительно слабые клубы, но сильная сборная, составленная из игроков, выступающих за рубежом" (Комс. пр. 1991. 5 нояб.) – притяжательные местоимения выступают в обобщающе-ограничительном значении. Под заголовком "«Их» голоса передали" "Московский комсомолец" печатает отрывки из сообщений зарубежных радиостанций, многие из которых были прежде у нас одиозными. Кавычки, в которые заключено местоимение, – ироническая реакция на прежде распространенные у нас рубрики, заголовки (типа "Их нравы", "Под сенью их свобод"). "Наши"– это тенденциозное название серии передач А. Невзорова о действиях ОМОНа в Прибалтике в январе–марте 1991 года. Название, отражающее политические пристрастия журналиста. Такое же название – "Наши"– получила одна из новых московских газет, столь же тенденциозная в отборе и интерпретации фактов.

Местоимение свой указывает на принадлежность любому из трех лиц; "Я люблю свою работу"; "Ты любишь свою работу"; "Он любит свою работу". Следует подчеркнуть, что в употреблении его есть несколько особенностей.

1. Если активным производителем действия является 1-е или 2-е лицо, местоимение свой синонимично притяжательным местоимениям мой, твой, ваш, наш: "Я не пишу своей биографии. Я к ней обращаюсь, когда того требует чужая" (Паст.) – 1-е лицо; "Молчи, скрывайся и таи И чувства, и мечты свои" (Тютч.) – 2-е лицо.

Разница между ними заключается в том, что местоимение свой просто указывает на принадлежность, а притяжательные местоимения 1-го и 2-го лица подчеркивают, о принадлежности какому именно лицу идет речь. В зависимости от задачи сообщения говорящий выбирает то или иное местоимение. Так, в романе "Евгений Онегин" А.С. Пушкин, говоря о главных и любимых им героях романа, о самом романе, предпочитает местоимение мой: "Простите мне! Я так люблю Татьяну милую мою"; "Но полно. Мне пора заняться Письмом красавицы моей"; "С героем моего романа Без предисловий, сей же час, Позвольте познакомить вас"; "И тем я начал мой роман".

Вообще в лирической поэзии очень распространено как раз употребление притяжательных местоимений 1-го и 2-го лица, которые являются более содержательными, чем местоимение свой: "Со снопом волос твоих овсяных Отоснилась ты мне навсегда" (Ес.); "И с отвращением читая жизнь мою, я трепещу и проклинаю" (П.); "Я учусь, я учусь моим сердцем Цвет черемух в глазах беречь" (Ес.).

2. Местоимение свой можно использовать лишь тогда, когда лицо, предмет, на принадлежность которому указывает местоимение, является активным производителем действия и в предложении занимает место подлежащего: "Ты вернулся в свой город, знакомый до слез" (Манд.); "И я познаю мудрость и печаль, Свой тайный смысл доверят мне предметы" (Б.Ахм.).

В иных случаях употребление местоимения свой ошибочно: оно порождает двусмысленность. Поэтому неудачными являются такие газетные примеры: "Гневно осудив его недостойное поведение, рабочие помогли ему разобраться в своих заблуждениях" (Волг. пр.); "Председателя колхоза мы застали в своем рабочем кабинете" (там же). Неясно, о чьих заблуждениях, о чьем кабинете идет речь. Нужно было сказать: "в его заблуждениях", "в егo рабочем кабинете".

3. Не следует употреблять местоимение свой и тогда, когда в контексте уже есть выраженные иными средствами указания на принадлежность, что делает употребление местоимения свой излишним, например; "Не один раз... демонстрировал передовые приемы работы... токарь т. Ходин, выполняющий свою норму на 180 процентов" (Коломенская правда).

 


Оцените книгу: 1 2 3 4 5