Название: Уголовное право

Жанр: Право

Рейтинг:

Просмотров: 19805


§4. неосторожность, ее виды

 

Ключевые вопросы: общая характеристика неосторожности; интеллектуальные и волевые моменты легкомыслия; отличие легкомыслия от косвенного умысла; небрежность, ее критерии; невиновное причинение вреда; преступление, совершенное с двумя формами вины.

 

1. Действующий УК содержит лишь 29 статей, в которых сконструированы составы с неосторожной формой вины. Еще в 28 статьях предусмотрены квалифицирующие обстоятельства, сопряженные с неосторожным причинением вреда. Но это не означает, что степень опасности этой группы преступлений невысока, ее нельзя недооценивать. Абсолютное число их растет, особенно преступлений, связанных с нарушением правил охраны окружающей среды, охраны труда, безопасности движения и эксплуатации всех видов транспорта. Поэтому проблема уголовной ответственности за неосторожные преступления, а также теоретической разработки понятия неосторожности и ее видов приобретают важное значение.

2. Неосторожность — это особая форма вины, заключающаяся в психическом отношении к преступным последствиям (осознание общественной опасности деяния вынесены за пределы понятия неосторожности). Поэтому неосторожность может иметь место только в преступлениях с материальным составом. Закон закрепляет два вида неосторожности: легкомыслие и небрежность (ст. 26 УК).

Легкомыслие — «преступление признается совершенным по легкомыслию,если лицо предвидело возможность общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий (ч. 2 ст. 26 УК). Интеллектуальный момент легкомыслия заключается в предвидении возможности наступления последствий. Так, водитель грузовика, превышая скорость на улице поселка, предвидит, что из ворот дома может выбежать ребенок, из переулка выехать велосипедист, и он может причинить смерть, вред здоровью этого неопределенного лица. Психическое же отношение к самому деянию законодатель не ввел в понятие вины, так как оно (без последствий) не имеет уголовно-правового значения. Это или административное правонарушение, или дисциплинарный проступок, или вообще не попадает в сферу регулирования какой-либо отрасли права.

Волевой момент легкомыслия заключается в неосновательном (самонадеянном) расчете на предотвращение предвидимых последствий. При этом следует иметь в виду, что лицо рассчитывало на какие-то обстоятельства, которые, по мнению виновного, смогут не допустить наступления общественно опасных последствий. В качестве таких реальных обстоятельств могут выступать личные качества самого субъекта (профессиональное мастерство, сила, ловкость, быстрота реакции), свойства механизмов, силы природы.

Но расчет не оправдался в конкретной ситуации. Например, водитель грузовика, превысивший скорость, замешкался, когда из переулка на велосипеде выехал подросток, и не успел затормозить. В результате наезда был причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего (ч. 1 ст. 264 УК).

3. Законодательная формулировка интеллектуального момента легкомыслия сходна с интеллектуальным моментом косвенного умысла. Поэтому всегда возникает необходимость проводить разграничение между этими видами вины. Первая отличительная черта — в содержании предвидения. При косвенном умысле виновный предвидит реальную возможность наступления общественно опасных последствий. Этот вывод предопределен содержанием первого интеллектуального момента — осознанием общественно опасного деяния. Лицо предвидит, что совершение этого деяния (например, выстрел в жертву) приведет к конкретному последствию, т.е. смерти именно этого потерпевшего.

При легкомыслии виновный предвидит лишь абстрактную возможность наступления общественно опасного последствия. В приведенном примере водитель грузовика предвидит, что в подобной ситуации при превышении скорости может произойти наезд на велосипедиста или пешехода, но исключает эту возможность для себя.

Вторая отличительная черта заключается в содержании волевого момента. При косвенном умысле субъект, не желая наступления общественно опасных последствий, тем не менее принимает их, он сознательно их допускает или относится безразлично.

При легкомыслии виновный не желает, сознательно не допускает, не относится безразлично. Наоборот, сознание и воля его активны, он прикладывает волевые усилия на их предотвращение. При этом рассчитывает на реальные обстоятельства. Но решение оказывается самонадеянным, усилия недостаточными, и преступные последствия наступают.

Установление отмеченных различий необходимо по каждому уголовному делу, связанному с причинением смерти, тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, так как опасность умышленного причинения отмеченных последствий неизмеримо выше, чем при неосторожной вине (убийство с косвенным умыслом — ч. 1 ст. 105 УК — от шести до пятнадцати лет лишения свободы; причинение смерти по легкомыслию — ч. 1 ст.109 УК — лишение свободы на срок до трех лет).

4. Небрежность — это второй вид неосторожной формы вины. Часть 3 ст. 26 УК определяет ее следующим образом: «Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия». Интеллектуальный момент небрежности отличает ее от остальных видов вины. Виновный не сознает общественную опасность совершаемого деяния, не предвидит даже возможности наступления преступных последствий.

Если лицо не осознает характера своих действий и не предвидит возможность наступления преступного результата, то должно ли оно нести уголовную ответственность? Данный вопрос издавна представлял интерес для теории уголовного права и судебной практики. Были выдвинуты две теории. Первая — «теория среднего человека», которая возникла еще в римском праве. Средний человек — это как бы «объективный масштаб», которым пользуется судья. И если он придет к выводу, что подсудимый подходит под этот масштаб, то выносит обвинительный приговор. Особенности, свойства конкретного лица при этом не учитывались. Такой подход к пониманию небрежности создавал основу для субъективизма, все зависело от мнения судьи.

Между тем развитие науки и техники, увеличение количества и быстроходности транспортных средств и иных источников повышенной опасности обусловили резкое увеличение числа преступлений подобного рода. Нужно было иное научно обоснованное решение проблемы понимания небрежности. Этому вполне соответствовала разработанная учеными психологическая теория, согласно которой небрежность как вид вины характеризуется двумя критериями: объективным и субъективным. Законодательное определение небрежности в подавляющем большинстве стран, в том числе в России, основано на этой теории.

Субъективный критерий (мог предвидеть) связан с индивидуальными особенностями лица, причинившего вред: а) специальное образование; б) служебное положение; в) в каких местах, при каких условиях протекала его трудовая деятельность и т.д.

Объективный критерий (долженствование, должен предвидеть) — это объективно существующая нормативная урегулированность должного поведения, при котором будут исключены общественно опасные последствия. Должное поведение определено законом, служебными инструкциями, наставлениями, уставами, правилами человеческого общежития и т.д.

Только при установлении этих критериев возможно привлечение лица к уголовной ответственности за причиненный вред общественным отношениям. Чаще всего небрежность имеет место при нарушении правил охраны труда, эксплуатации транспортных средств, халатности.

5. В судебно-следственной практике нередко встречаются ситуации невиновного причинения вреда, называемые «случаем»  или «казусом». Однако законодательной регламентации определения признаков казуса не было. И лишь в УК РФ 1996 г. была введена ст. 28, где сформулированы признаки двух видов невиновного причинения вреда. Первый вид имеет место тогда, когда лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

От преступной небрежности казус отличается тем, что отсутствие хотя бы одного критерия (объективного — «должно» или субъективного — «могло») уже свидетельствует об отсутствии вины.

Для примера можно привести случай из судебной практики, используемый во многих учебниках как классический. Суд осудил К. за причинение смерти по неосторожности, совершенное при следующих обстоятельствах. Проходя мимо строящегося объекта, он закурил, а горящую спичку бросил через плечо. Спичка попала в бочку из-под бензина, которую накануне бросили рабочие. Произошел взрыв паров бензина, разорвавший бочку. Отлетевшим осколком был убит один из рабочих. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, оценив обстоятельства дела, признала К. невиновным в силу отсутствия объективного критерия.*

 

*Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1957—1959. М., 1960. С. 19.

 

Второй вид невиновного причинения вреда (казуса) раскрыт в ч. 2 ст. 28 УК. Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. Чаще всего подобные ситуации имеют место при причинении вреда в условиях стихийных бедствий (наводнений, землетрясений, извержений вулкана и т.д.), при управлении сложной техникой транспортными диспетчерами, водителями-междугородниками и др.

6. 28 статей УК содержат квалифицированные составы, в которых субъективная сторона сконструирована особым образом. В этих статьях психическое отношение виновного к признакам объективной стороны характеризуется двумя формами вины — умыслом и неосторожностью. Подобные составы имели место и в прежнем уголовном законодательстве. В теории такое сочетание умысла и неосторожности в одном преступлении называли «двойной» или «сложной» формой вины. Но законодательного понятия ее не существовало до принятия УК РФ 1996 г. В ст. 27 УК подобная конструкция получила название — преступление с двумя формами вины.

Таким образом законодатель подчеркнул, что никаких «двойных» или «сложных» форм вины не существует. Есть лишь умысел и неосторожность, а вот сочетание их в одном составе возможно. В законе установлено, что, если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

Анализ нормы показывает, что закон в одном преступлении как бы объединяет два состава (с умышленной и неосторожной формами вины), каждый из которых может существовать самостоятельно. Например, ч. 4 ст. 111 УК предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. В этом составе закон выделяет два ряда последствий, которым соответствует своя форма вины. Эта конструкция применяется для материальных составов.

Но законодатель конструирует с двумя формами вины и формальные составы. В них умышленная форма вины определена к деянию (действию или бездействию), а к наступившим последствиям должна быть установлена неосторожность. Например, угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, повлекший по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 211 УК). В отношении угона имеет место прямой умысел, в отношении смерти — неосторожность. Подобным образом конструируются составы нарушений правил безопасности на объектах атомной энергетики (ст. 215 УК), взрывоопасных объектах (ст. 217 УК), некоторых экологических преступлений и др. Во всех случаях преступления с двумя формами вины считаются умышленными со всеми вытекающими последствиями.

Точный анализ содержания субъективной стороны таких преступлений имеет большое значение для их квалификации, для отграничения от иных составов. Если при нанесении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, к смерти будет установлен хотя бы косвенный умысел, то это уже убийство (ст. 105 УК). Если к наступившей смерти не будет установлена даже неосторожная вина (наступила вследствие внесения инфекции), то не будет и квалифицирующего обстоятельства (ч. 1 ст. 111 УК). При отсутствии умысла на причинение тяжкого вреда здоровью ответственность наступает за причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК).


Оцените книгу: 1 2 3 4 5