Название: Религиоведение - Лобазова О.Ф.

Жанр: Религиоведение

Рейтинг:

Просмотров: 5512


Такая уже сама по себе непривычная и странная для нас ситуация осложняется еще одним обстоятельством. Оба рода, составляющие племя, находятся в состоянии ритуальной вражды между собой. Враждой это можно назвать лишь условно: в практической жизни осуществляется взаимопомощь и поддержка, но на религиозных праздниках между ними происходят ритуальные бои, драки "стенка на стенку". Такие отношения являются пережитком еще более древнего прошлого: некогда каждый род был отдельным коллективом, враждовавшим с другими, и только путем брачного союза два рода соединились в одно племя. Ритуальная вражда сказывается и в отношениях между мужем и женой. Проявляется она не в семейной жизни, а в области религии и идеологии. Живущая в доме мужа женщина, поскольку она чужеродка, не имеет права принимать участие в родовых праздниках и обрядах, ее быт и поведение определены целым рядом ограничений, во многих случаях она считается "нечистой". В мифах, относящихся к эпохе отцовского рода, женским персонажам часто приписываются самые отрицательные характеристики (вспомним библейский миф о грехопадении). На определенной стадии развития через дуальную организацию прошли все без исключениячеловеческие общества. Этим и объясняется одинаковое содержание мифов самых различных народов — ведь они отражают, в конечном счете, реальную жизнь. Общество, по этим мифам, создается путем брачного союза, Соединяющего первоначально враждебные силы. Точно таким же образом творится и Вселенная. Воплощающие собой полярные качества космоса отец-небо и мать-земля вступают в брачный союз, порождая человека и все сущее. Разрыв этой связи равносилен нарушению космической гармонии и гибели мира. В развитых религиозно-мифологических системах эта идея получает более отвлеченное толкование. В традиционных китайских воззрениях присутствует мысль о выделении из первоначального хаоса двух мистических начал — мужского, янь, и женского, инь, которые, смешавшись в определенных пропорциях, породили весь видимый мир.

Итак, на ранних этапах своей истории человек отождествлял Вселенную с обществом. Важнейшей характеристикой общественного устройства было разделение племени на две половины — мужскую и женскую. Мироздание мыс-. лилось также разделенным на эти две универсальные части. В развитых культурных традициях подобные представления давно исчезли, но их следы сохранились в языке.

 

Избранность рода

 

В древности люди жили малочисленными, разбросанными по обширным пространствам племенами. Экономическая замкнутость вела к тому, что человеческие коллективы были изолированы друг от друга, контакты были случайными, оборачивались военными столкновениями по разным поводам. Иноплеменников, говорящих на чужом языке, имевших другие обычаи и религию, рассматривали как существ, только обличием напоминающих людей. По причине своей хозяйственной и культурной обособленности каждое племя только самое себя обозначало понятием "настоящие люди". В мифах чужеземцы рисовались свирепыми и кровожадными, постоянно замышляющими против "настоящих людей" всяческие козни. Из этой концепции вытекало представление, что данное племя и есть все человечество.

Русский путешественник и исследователь С. П. Крашенинников (XVIII век) в своей книге "Описание земли Камчатки" рассказывает, что обнаружил в среде камчадалов непомерное самомнение. Они были свято уверены в том, что их земля и образ жизни — самые лучшие. Сведения о могуществе Российской империи оставляли их совершенно равнодушными. На все доводы они наивно выдвигали аргумент: если бы у вас было лучше, вы бы не приехали в гости к нам. Маленькая сибирская народность кеты, насчитывающая всего несколько сот человек, еще в прошлом веке полагала, что центр мира ("пуп земли") находится в месте ее проживания, и, следовательно, они являются самыми древними и самыми настоящими людьми. И таких примеров можно привести множество.

По мере развития культуры и культурных контактов категоричность суждений несколько смягчилась, но все же национальная и религиозная ограниченность давали о себе знать. Каждый народ считал себя и свои обычаи самыми лучшими, а свои верования — истинными. Со времен Геродота до позднего Средневековья существовали мнения о том, что в далеких странах живут люди с кошачьими, собачьими и птичьими головами, люди, впадающие в зимнюю спячку, люди-уроды, одноглазые циклопы и великаны.

 

Тождество космического и социального устройства

 

Многие народы древности полагали, что их страна есть точное подобие Вселенной и устроена по тому же плану, что и все мироздание. Этот план они усматривали в небе, в расположении и сочетании звезд. Египтяне были убеждены, что Млечный Путь — это небесный прообраз земного Нила. Вавилоняне не сомневались, что звездная карта есть идеальная схема Месопотамии, своего рода божественный чертеж, в соответствии с которым на земле возведены города и крепости. Популярное в древности представление о том, что все земное есть несовершенная и ухудшенная копия небесного, находит свое отражение в мифах, согласно которым в самом начале миротворения небо и земля были тесно слиты, а затем отделились: все, что есть на земле, "отпечаталось" на небе.

По широко распространенным мифологическим воззрениям, мир живых отделен от мира мертвых "рекой забвения", через которую особый проводник (у греков это Харон) перевозит души умерших. В эллинской мифологии называлось несколько таких рек. Самое интересное состоит в том, что одна из них, Эридан (в которую рухнула колесница Фаэтона), существовала в реальности и образовывала собой границу Афин. Точно так же ручей Тихон (по Библии — одна из рек, омывающих райскую гору) находился на окраине Иерусалима. Это значит, что реальные реки, образовавшие естественные границы древних городов, переосмысливались религиозно-мифологическим сознанием в качестве космического рубежа двух миров — этого и потустороннего. Таким образом, в древности город рассматривался как уменьшенная модель мироздания. Внутри него — живые, за пределами — злые духи, чудовища и мертвые. Попасть в иной мир можно было, выйдя за пределы города. Воротами в иной мир считались кладбища, всегда помещаемые за городской чертой.

Большое практическое и символическое значение имела внутренняя планировка древних городов и поселений. Главное ее назначение состояло в соблюдении социальной структуры общества. Основной принцип размещения строений — родственные связи людей. Из скольких родов состоит племя, столько и частей будет у города. Кроме того, взаиморасположение этих частей также имеет символическое значение. Нагляднее всего это проявляется в квадратной модели планировки города. Квадрат — образ земли, который соперничает с образом круга. Квадратный образ земля имела в представлениях древних египтян, китайцев, японцев, индийцев, тюрков. Квадратный в плане город, разделенный на четыре части, ориентированные по Солнцу, имитирует структуру Вселенной по горизонтали.


Оцените книгу: 1 2 3 4 5