Название: Религиоведение - Лобазова О.Ф.

Жанр: Религиоведение

Рейтинг:

Просмотров: 5512


Тотем — символ, обозначение единства. Тотемистические представления обусловливают определенные отношения между людьми. Они делятся на "своих" и "чужих", и вместе с этим разделением определяется, что можно, а чего нельзя делать. Мясо "своего" тотема нельзя употреблять в пищу. Иногда мясо тотема употребляют во время религиозных праздников, знаменуя, таким образом, единение. Случайное убийство тотема искупается посредством определенных жертв, намеренное убийство тотема карается как недопустимое. Члены тотемной группы стремятся придать себе облик, схожий с обликом тотема. В связи с этим праздничному одеянию придается вид, напоминающий образ тотема. Американские индейцы изготовляли оригинальные головные украшения из перьев птиц-тотемов: орлов, ястребов, филинов и т. д. При этом на головные уборы шли перья, извлеченные из тел птиц, умерших по природным причинам. Если у племени тотемом было животное, то на праздничное одеяние шли шкуры вместе с головной частью.

С тотемом связано понятие табу — запрещенного и наказуемого, ставшего священным. Если на первом этапе, скорее всего, запреты получали то или иное логическое толкование, то со временем это толкование становилось все более мистическим.Тотемные правила трансформировались, усложнялись, проявлялись на новых уровнях. Так, изображение древнеегипетских богов в виде существ с телом человека и головой животного говорит о сильнейшем влиянии тотемизма в Древнем Египте. Кроме того, каждому богу посвящалось свое животное, облик которого при желании мог принять бог. Такие воззрения мы находим не только у древних египтян, но и у древних греков (Зевс оборачивается быком, лебедем, Аполлон — дельфином и т. д.).

Влияние тотемизма можно обнаружить и в обычаях древних народов, имевших уже довольно развитые представления о сверхъестественном мире. У скифов существовал такой обычай: если кто-нибудь был обижен человеком, с которым он не мог расправиться собственными силами, то он призывал на помощь своих друзей. При этом соблюдался особый ритуал: потерпевший приносил в жертву вола, разрезал мясо на части и, сварив их, раскладывал по земле дымящуюся шкуру, на которую садился, заложив руки за спину (как связанные). Это служило знаком настоятельной просьбы о помощи. Пока человек сидел таким образом на шкуре, окруженный кусками мяса, его друзья и родственники и все желающие ему помочь брали в руки по куску мяса. При этом они, становясь правой ногой на шкуру, обещали оказать содействие в отмщении тем или иным способом. Это обещание на шкуре жертвенного животного приравнивалось к клятве.

В южноафриканском племени баролонг мирное соглашение, заключаемое с другим племенем, совершалось следующим образом. В животе жертвенного вола делалось большое отверстие, через которое пролезают вожди договаривающихся сторон. Церемония символизирует слияние племен в одно целое. В традициях боливийских индейцев существует обычай при рождении ребенка убивать корову или кобылу. Вынимают желудок, вскрывают его и, пока он не остыл, кладут внутрь новорожденного младенца. Остальные части тела животного съедают на общем пиршестве. Таким образом, ребенок соединяется с животным в одно целое, приобретает все положительные свойства, присущие животным. Так же объясняется и обычай скифов — все наступившие на шкуру тем самым объединяют себя в одно существо с животным и друг с другом.

Русская культура знает тотемизм в основном в форме пережитков, ритуальных запретов. Отголоски тотемизма сохранились в русском обрядовом фольклоре, связанном с почитанием и величанием деревьев, птиц, зверей, а также в сказках — особенно о животных. Многие традиционные русские образы-символы зверей и птиц несут на себе следы тотемизма. Об этом свидетельствуют положительные человеческие черты, которыми народ наделил сказочных животных. Кроме того, они выполняют функции защитников, покровителей, ведь первейшее назначение тотема в том, чтобы оказывать помощь всем, кто находится с ним в родственных отношениях. Народное творчество не только хранит устные образы тотемов, но и "овеществляет" их в облике коньков и петушков на крыше, утиц-солонок, оленей на полотенцах и рубашках. Тотемические символы перечислены, например, в сатирической былине "Птицы", где фигурируют десятки пернатых.

В процессе становления славяно-русского этноса многие из былых тотемов стерлись в народной памяти. Скажем, в княжескую символику и геральдику перешел только образ сокола-рерика, сохранивший свое смысловое значение в династии Рюриковичей вплоть до татаро-монгольского нашествия. Тотемический образ сокола очень древнего происхождения; к незапамятным временам восходит представление о солнце как соколе. В русской загадке-поговорке солнце именуется "ясным соколом", а темная ночь — волком. Сокологоловым был древнеегипетский солнечный бог Хор (Гор), этимологически и функционально родственный древнерусскому солнечному богу Хорсу. Соколоподобным изображали и другого древнеегипетского солнцебога — Ра.

Принадлежность конкретного тотема какому-либо роду-племени проявляется, в частности, в особенностях одежды, головного убора, прически, украшений, косметики, татуировок (последняя была распространена в древности повсеместно). Например, русский женский головной убор "кика" по форме напоминает птицу, а его имя происходит от названия лебединого крика — кика (кикать — "кликать", "кричать"). Сходно с этим древнегреческое наименование лебедя — "Кикн" (так звали и сына Аполлона, превращенного после смерти в созвездие Лебедя). Тотемические образы лебедя, селезня (утки), гуся, пожалуй, наиболее архаичные. Они связаны с очень древними мифами о первородном яйце и птице, творящей мир.

В индоевропейской культурной традиции эти представления получили наибольшее развитие в космологии древнегреческих орфиков, впоследствии воспринятой митраизмом. В русском фольклоре смутные воспоминания о золотом космическом яйце закодированы в простенькой сказке про Курочку Рябу. По русскому космогоническому мифу, творцом Вселенной был селезень (гоголь-нырок), символически родственный лебедю. Он долго плавал по безбрежному океану, потом нырнул, достал со дна песок и сотворил из него весь мир. Сказание это тесно примыкает к общемировой мифологической традиции.

Отголосок тех времен, когда люди величались по тотемам, сохранился в былине о сыне Ильи Муромца, которого звали Сокольником (Сокольничком). Его матерью была загадочная Златогорка (Латыгорка) — невенчаная жена великана-богатыря Святогора, который носил ее в хрустальном ларце. Златогорка соблазнила Илью Муромца; плодом этой мимолетной связи стал Сокольничек, встреченный и не узнанный отцом через много лет. Поединок отца с сыном (главное содержание былин о Сокольничке) — смутное воспоминание о противоборстве распавшихся родов-тотемов. А мать Сокольничка — "Баба Златогорка" — это, по некоторым версиям, прообраз Золотой Бабы из северных легенд. По той же версии, в конечном счете, Златогорка — это сильно изменившийся в течение тысячелетий образ греческой титаниды Лето (Латоны), матери близнецов Аполлона и Артемиды, тесно связанных в эллинских преданиях со страной северных гипербореев.


Оцените книгу: 1 2 3 4 5