Название: Криминалистика - Аверьянова Т. В.

Жанр: Право

Рейтинг:

Просмотров: 936


Отражаемыми объектами в процессе возникновения информации становятся элементы преступления. Однако не все они играют одинаковую роль в акте отражения. Строго говоря, непосредственно отражаемыми объектами являются субъект и объективная сторона преступления. Субъект преступления как личность отражается через свои свойства (как проявление личности) и через средства и способы действия; действия (или бездействие) отражаются, через средства и способы их осуществления. Таким образом, свойства личности, средства и способы действий выступают как средство отражения. Складывается следующая система взаимосвязей в этом акте отражения:

Данная система выражает только процесс возникновения информации о событии, а не отношений субординации между объектами одной категории. В уголовно-правовом аспекте субъект преступления проявляется (представляется, репрезентируется) только через действия, т. е. сам отражаемым объектом не становится. В криминалистическом же аспекте, когда речь идет об установлении конкретного человека, совершившего преступление, необходимо рассматривать все формы выражения личности вовне, т. е. не только его поведение, но и свойства, по отражению которых, например, на окружающей обстановке можно идентифицировать субъекта. Поэтому мы и рассматриваем субъект преступления как самостоятельныйотражаемый объект.

В сложных связях выступают в акте возникновения информации о событии и объект преступления, и субъективная сторона — мотив, цель, вина преступника. Объект, на который посягает преступник, репрезентируется в акте отражения действиями, обстановкой действий и предметом посягательства, субъективные же моменты — действиями. Таким образом, они участвуют в процессе возникновения информации о преступлении опосредованно: и через отражаемые и отражающие объекты, и через средства отражения.

Судить по отражению (информации) об отражаемом (о преступлении) можно только в том случае, если отражение обладает содержательной стороной, если связь изменений с событием можно обнаружить, выявить, понять по содержанию этих изменений. Содержание изменений, их характер есть информация об этих изменениях. Последние несут в себе сведения о том, каковы они, т. е. информацию о всем процессе отражения, результатом которого становятся изменения — материальные носители, "хранилище" информации о событии.

Информация как мера связи события и вызванных этим событием изменений в среде не может существовать без материальной основы, или, как принято говорить, вне информационного сигнала, под которым понимают единство материального носителя и средства передачи информации. Таким образом, изменения — это информационный сигнал, имеющий свое содержание — информацию, и форму выражения — информационный код. Информационным кодом служит и человеческая речь (словесный код).

В процессе изменений информационный сигнал может выступать в предметной (вещественной) и мысленной (образной) формах. Обе формы есть разновидности "отпечатков" события в среде.

Мысленная (образная) форма информационного сигнала является субъективной формой психического отражения.

Если изменение среды является материальным носителем информации, то сама эта информация после надлежащей процедуры становится доказательственной и составляет содержание доказательства.

Поскольку среда, в которой преступление вызывает изменение, не есть нечто монолитное, не один объект, а комплекс объектов, процессов, явлений, и отражение преступления, его "отпечаток" содержится не на одном отражающем объекте, а на их комплексе. Информация о событии распределена, таким образом, по всем объектам отражающего комплекса, т. е. по всем будущим доказательствам. Каждое из них содержит только порцию этой информации. Объем информации, содержащейся в конкретном доказательстве, зависит от того, насколько значительны те изменения среды, которые она выражает; эти изменения тем больше, чем теснее взаимосвязь с конкретным отражающим объектом отражаемого объекта — субъекта или действий. Поэтому, например, предмет посягательства содержит значительный объем информации о событии, орудие преступления — также, а информация о событии, содержащаяся в показаниях свидетеля-неочевидца, — более скудный, ибо этот свидетель событие не воспринимал, т. е. в акте отражения не участвовал.

Совокупность всей доказательственной информации в принципе адекватна полному отражению преступления. Мы говорим "в принципе" потому, что в действительности полного отражения быть не может. Еще более неполной по сравнению с моделью является информация, ставшая известной следователю, ибо объем ее обусловлен не только полнотой отражения, но и теми возможностями, которыми он обладает, и ограниченностью источников, допускаемых законом.

Процесс возникновения информации о событии, как всякий процесс отражения, носит ситуационный характер, т. е. зависит от условий, в которых он протекает. Ситуационность этого процесса и обусловливает то, что управляющие им закономерности проявляются (что вообще присуще проявлению объективных закономерностей) как тенденция. Степень осуществления этой тенденции зависит от конкретной обстановки. Отображение не может существовать без отображаемого, но отображаемое существует независимо от отображающего. При этом отображение никогда не, может всецело сравняться с отображаемым даже в тех случаях, когда отображающим выступает сознание человека. Именно поэтому можно Себе представить, что в отдельных случаях отражение будет настолько неполным, искаженным и т. п., что возникшая информация будет недостаточной для установления истины по делу. Какие же конкретно закономерности "управляют" процессом возникновения отражений, следов преступления?

Во-первых, это закономерная повторяемость процесса возникновения следов события. Она заключается в том, что при наличии определенных условий процесс отражения, в итоге которого возникают следы преступления, необходимо повторяется. Например, прикосновение руки к полированной поверхности оставляет следы пальцев, ходьба по пыльному полу — следы ног, восприятие внешности преступника — его мысленный образ в сознании наблюдателя и т. п.

Во-вторых, это логика связи между действиями преступника и преступным  результатом, который будет являться доказательством по делу. Это означает, что преступный результат доказывает наличие преступного деяния и его характер, что закономерность наступления данного преступного результата позволяет отправляться от него к доказываемому событию.

В-третьих, это закономерность связи между способом совершения преступления и следами применения этого способа, т. е. возможность, исходя из знания способа, судить о тех следах, которые неизбежно возникают, а не иных, которые в свою очередь характерны для другого способа совершения преступления.


Оцените книгу: 1 2 3 4 5