Название: Криминалистика - Аверьянова Т. В.

Жанр: Право

Рейтинг:

Просмотров: 956


В основе инсценировки преступления всегда лежит искусственное создание материальных следов события. Поведение исполнителя инсценировки и связанных с ним лиц, преследующие цель усилить воздействие на следователя, всегда являются дополнением к материальным следам, хотя по времени могут предшествовать их обнаружению и восприятию следователем. Таковы те случаи, когда исполнители инсценировки сами сообщают органу расследования о якобы совершенном преступлении (например, заявление о мнимой краже) или о возникших у них предположениях о возможном его совершении (например, заявление об исчезновении человека).

Инсценировка может преследовать цели создания:

а) видимости совершения в определенном месте иного преступления и сокрытие признаков подлинного;

б) видимости происшедшего на данном месте события, не имеющего криминального характера, для сокрытия совершенного преступления;

в) видимости совершенного преступления для сокрытия фактов аморального поведения, беспечности и иных поступков, не имеющих криминального характера;

г) ложного представления об отдельных деталях фактически совершенного преступления или об отдельных элементах его состава: инсценировка совершения преступления иным лицом, в другом месте, в иных целях и по другим мотивам и т. п.

Классификации инсценировок могут быть представлены следующим образом:

1) по целям — сокрытие преступления; сокрытие некриминального события;

2) по объекту: а) инсценирование преступления; б) инсценирование некриминального события; в) инсценирование отдельных деталей или отдельных элементов состава совершенного преступления; г) инсценирование инсценировок;

3) по времени: осуществленная до преступления; осуществляемая во время преступления или некриминального события; осуществляемая после преступления или некриминального события;

4) по субъекту — совершаемая преступником (ами); совершаемая иными лицами;

5) по месту: на месте преступления; на ином месте;

6) по способу легализации: рассчитанная на обнаружение по сигналу исполнителя или связанных с ним лиц; рассчитанная на обнаружение посторонними лицами;

7) по длительности воздействия: а) рассчитанная на то, что подлинное событие не будет обнаружено (установлено) вообще; б) рассчитанная на получение выигрыша во времени (для создания ложного алиби, приискания убежища, сокрытия похищенного и т. п.);

8) по содержанию: а) инсценировка материальных следов события;

б) инсценировка материальных следов события в сочетании с соответствующим поведением и сообщением ложных сведений.

Основным фактором, побуждающим преступника принимать меры к сокрытию содеянного, является желание избежать ответственности. Но само это желание может быть обусловлено разными причинами. Чаще всего это, разумеется, страх перед наказанием, иногда — стыд, боязнь позорящей огласки, как бывает при совершении преступлений против близких людей, сексуальных преступлений, сопряженных с половыми извращениями.

В других случаях разоблачения стремятся избежать, чтобы как можно дольше продолжать преступную деятельность, что характерно для рецидивистов. Наконец, сокрытие преступления осуществляется и тогда, когда оно входит обязательным элементом в способ совершения преступления, т. е. когда само преступление невозможно совершить, не приняв специальных заблаговременных мер к его сокрытию. Таково положение возникает, как отмечалось, при совершении длящихся хищений.

Сокрытие преступлений путем инсценировок может преследовать еще одну цель: создание из чувства мести, зависти, ревности и т. п. ложных доказательств виновности лица, никак не связанного с совершением преступления. Здесь мы, по существу, сталкиваемся с тем же оговором, который, как указывалось, тоже может быть способом сокрытия преступления, но оговором с помощью ложных "немых свидетелей" — инсценированной обстановки места события, фальсифицированных доказательств. Особая опасность такого оговора отмечена уголовным законом: ст. 306 УК РФ рассматривает искусственное создание доказательств обвинения как квалифицирующий признак заведомо ложного доноса.

Если преступление скрывается не самим виновным, а по сговору с ним иными лицами, то мотивами этих лиц могут быть корысть, если они ожидают за это вознаграждения, чувства любви, жалости, ложно понимаемого товарищеского долга, стыда перед оглаской, когда дело касается близкого человека, или из боязни изобличения их самих в иных преступлениях или позорящих поступках.

Наконец, следует указать еще две группы факторов, побуждающих к сокрытию преступлений посторонних лиц и потерпевших.

В следственной практике хоть и редко, но встречаются случаи, когда постороннее лицо, скрывая "чужое" преступление по просьбе виновного или по собственной инициативе, преследует цель шантажа. При этом шантажист стремится "материализовать" полученную им информацию о преступлении, скрывая от органа расследования вещественные доказательства виновности объекта шантажа.

Сокрытия преступления со стороны потерпевшего лица можно ожидать в трех случаях:

1) когда преступление носит позорящий данное лицо характер, свидетельствующий, например, о таких его качествах, как трусость, алчность, нечестность и т. п., как это бывает, например, если потерпевший стал жертвой такого мошенничества, которое психологически рассчитано именно на эти стороны человеческого характера. Преступление может расцениваться потерпевшим как позорящее, наносящее существенный ущерб его репутации в силу определенных взглядов, распространенных в данной среде. Именно так воспринимается изнасилование, в силу чего потерпевшая нередко предпочитает скрыть совершенное против нее преступление, чтобы сохранить репутацию;

2) когда раскрытие преступления угрожает уголовной ответственностью самому потерпевшему. Такое возможно при совершении мошенничества ("самочинный обыск") против лица, чьи деньги и ценности, изъятые преступниками, в свою очередь нажиты преступным путем — в результате хищения, взяточничества и т. п.;


Оцените книгу: 1 2 3 4 5