Название: Криминалистика - Аверьянова Т. В.

Жанр: Право

Рейтинг:

Просмотров: 914


Аналогичным целям служат эксперименты, определеющие процесс образования следов. И здесь требуется установить, могли ли быть оставлены данные следы одним человеком или их возникновение — результат деятельности нескольких лиц (используемых ими инструментов, механизмов и т. п.).

Следует заметить, что эта разновидность следственного эксперимента весьма редко встречается в практике. Она наиболее близка к криминалистической экспертизе, и не случайно в таких случаях иногда допускается смешение экспертизы и следственного эксперимента. Это происходит потому, что рассматриваемую разновидность пытаются ограничить лишь экспериментом по установлению, каким орудием оставлен след, тогда как ее цель — определить механизм, процесс следообразования, его динамики.

Использование возможностей проверки и уточнения показаний. В условиях действующего законодательства России это следственное действие не может проводиться "под своим именем", так как оно не предусмотрено УПК. Но практика его проведение носит повсеместный характер, его проводят обычно "под флагом" узаконенного действия — называя либо следственным экспериментом, либо проведением допроса на месте, либо воспроизводством обстоятельств события и т. п. Здесь не место доказывать неправильность подобной практики; остается надеяться, что в новом законодательстве указанное следственноедействие займет законное место.

Возможности проверки и уточнения показаний на месте, чтобы установить групповой характер совершенного преступления, довольно ограниченны. Рассмотрим такую ситуацию.

Причастность подозреваемого, чьи показания предполагается проверить путем выхода с ним на место, не вызывает у следователя сомнений. В процессе проверки обнаруживается, что подозреваемый не может указать названное им при допросе место или что указанное место не соответствует данному им описанию или же на указанном месте нет тех или иных предметов, названных допрошенным. Из этого факта может быть сделано несколько выводов:

а) подозреваемый действует добросовестно, ошибся или ошибается неумышленно;

б) подозреваемый сознательно вводит в заблуждение следователя, поскольку не намерен указать искомое место, но рассчитывает таким путем затянуть расследование или совершить побег либо установить связь с соучастником;

в) подозреваемый сознательно вводит в заблуждение следователя, а информацией, подвергаемой проверке путем выхода на место, располагает иное лицо — соучастник этого подозреваемого.

По делам о групповых преступлениях значим второй и третий из упомянутых выводов. Второй — если есть данные о намерении подозреваемого установить связь с реально существующим соучастником или соучастниками, еще не известными следователю. Эта информация чаще всего поступает из оперативных источников. В таких случаях должна планироваться оперативно-тактическая операция с целью задержания соучастников. Если же такая информация стала известна после выхода на место, то она служит объяснением целей подозреваемого, которые ему по какой-то причине осуществить не удалось. Но когда следователь, имея в виду такую цель подозреваемого (а он ее должен иметь в виду во всех случаях), обнаруживает соответствующие попытки, то, естественно, ему необходимо принять меры к задержанию тех лиц, с которыми подозреваемый пытается установить связь, а затем проверить их причастность к преступлению.

Третий вывод из рассматриваемой ситуации дает основания предполагать групповой характер совершенного преступления, но обычно не содержит указаний на конкретное лицо, обладающее достоверной информацией, т. е. на соучастника (соучастников) подозреваемого.

В заключение следует сказать, что как второй, так и третий вывод не всегда верны, поскольку отрицательный результат этого следственного действия может вытекать из самооговора лица, чьи показания проверяются.

Использование возможностей обыска. Это следственное действие может служить как средством установления группового характера совершенного посягательства, так и получения информации о существовании преступного сообщества, его составе, целях, распределении ролей между участниками, личности организатора и лидера и т. п. Перечислим объекты, искомые при обыске.

1. Орудия преступления. Информация, полученная в результате осмотра места происшествия и других следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, ориентирует следователя на видовую принадлежность этих объектов, либо даже на их признаки, позволяющие их индивидуализировать. Это может быть один объект, несколько однородных или разнородных объектов. Когда речь идет о нескольких объектах, можно полагать, что преступление совершила группа лиц, хотя и использование только одного орудия преступления эту версию не исключает.

Как уже указывалось, особое внимание следует уделять поиску таких орудий, которые предполагают невозможность их использования одним человеком (аппараты для резки металла и т. п.). Необходимо также учитывать, что на орудиях преступления могут быть следы их- использования разными .лицами, например следы пальцев. Поэтому их изъятию должен предшествовать тщательный осмотр по правилам обращения со следами, возможно с участием специалиста. Обнаруженные следы при необходимости копируются либо сохраняются вместе с орудием, на котором они находятся. Это относится и к транспортным средствам — орудиям преступления.

Обнаруженное при обыске то или иное технологическое оборудование, полуфабрикаты, сырье и иные материалы, также служившие орудиями преступления (клише с изображением фальшивых денежных знаков, пуансоны для перебивки номеров на агрегатах похищаемых автомашин, заготовки поддельных документов, различные печати и штампы и т. п.), обязательно осматриваются опять-таки с целью обнаружения следов разных лиц, которые их использовали или применяли.

2. Предметы, изъятые из гражданского оборота — огнестрельное и холодное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, яды, наркотики и т. п. Помимо того, что сам факт их обнаружения может быть основанием для возбуждения уголовного дела против лица, у которого они хранились, следователь должен иметь в виду, что эти предметы могли служить орудием преступления по иным расследуемым делам либо при совершении посягательств, еще не известных правоохранительным органам, причем тем же преступным сообществом, в которое предположительно входит обыскиваемый.

3. Предметы, сохранившие на себе следы преступных действий. Обнаружив такие объекты, следователь должен хотя бы ориентировочно решить следующие вопросы:


Оцените книгу: 1 2 3 4 5