Название: Конституционное право зарубежных стран - Чиркин В.Е.

Жанр: Право

Рейтинг:

Просмотров: 880


 

Возникновение теории разделения властей связано с борьбой крепнувшей буржуазии против феодального абсолютизма. Стремясь к ограничению королевской власти, идеологи молодой буржуазии (Ш. Л. Монтескье и др.) выдвинули тезис о разделении государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. Предполагалось, что первая будет вручена избираемому народом парламенту (на деле в течение столетий существовало ограниченное избирательное право), вторая — главе государства, под которым буржуазия, стремившаяся сначала к компромиссу с феодальной верхушкой, в то время подразумевала наследственного монарха; считалось, что ему будут подчинены министры (концепция ответственного перед парламентом правительства появилась гораздо позже). Судебная власть должна была осуществляться независимыми судами, по уголовным делам — с участием представителей населения (суды присяжных, суды шеффенов или иные суды). Впоследствии речь стала идти о трех ветвях государственной власти1.

Против такого организационно-правового подхода к структуре государственной власти выступили другие мыслители XVIII в. (Ж. Ж. Руссо и др.), отвергавшие идею разделения властей с социологических позиций. Они утверждали, что вся власть должна принадлежать народу, а формой ее осуществления должны стать народные собрания (для крупных государств допускалосьтакже существование представительных органов).

В конституциях получили отражение оба эти подхода. Уже в первой писаной конституции государства — Конституции США 1787 г. — они по существу, были соединены. Словами: «Мы, народ Соединенных Штатов...» — создатели конституции провозглашали его учредительную власть, суверенитет, а устанавливая систему органов государства с разделением их полномочий (Конгресс, Президент, суды), они закрепляли организационно-правовое разделение властей (разделение государственной власти на ее «ветви»). В настоящее время для большинства конституций мира характерно одновременное присутствие того и иного подхода: социологического (власть народа) и организационно-правового (разделение ветвей государственной власти).

В некоторых современных конституциях триада разделения властей подвергнута модификациям и дополнениям.

Во-первых, некоторые государственные органы не вписываются в эту триаду. Это относится к главе государства, когда он по конституции не является органом исполнительной власти, к прокуратуре, к контролирующим органам и т.д., что заставляет уточнять прежнюю схему. Во-вторых, в конституциях появились упоминания о новых ветвях власти. Конституционная доктрина ряда стран Латинской Америки (конституции Никарагуа 1987 г., Колумбии 1991 г., Бразилии 1988 г. и др.) исходит из существования четырех властей: дополнительно названа избирательная власть (граждане, составляющие избирательный корпус). Свое организационное выражение эта ветвь власти нашла в создании органов избирательного регистра, специальных избирательных трибуналов (судов), которые, в частности, рассматривают споры о прямых выборах в государственные органы. В Бразилии их система имеет иерархический характер, завершаясь высшим избирательным судом. В литературе говорится о существовании иной четвертой власти — учредительной, под которой понимается право народа непосредственно или путем создания специального учредительного собрания принимать конституцию и определять тем самым принципы общества и основы организации государства. Четвертой властью называют также прессу, формирующую общественное мнение, но это уже результат социологического подхода. Пресса государственной властью не обладает (хотя в ст. 206 Конституции Египта в редакции 1980 г. говорится, что «пресса — народная независимая власть»), равно как не являются государственной властью и другие называемые философами и социологами власти — корпоративная власть общественной организации, идеологическая власть, техническая, религиозная и др. В конституции одного из мексиканских штатов (Идальго) в качестве четвертой названа муниципальная власть. В редких случаях в законодательстве говорится о пятой, контрольной государственной власти, в отдельных конституциях в развивающихся странах с однопартийной системой упоминалась партийная власть, рассматривавшаяся как особая разновидность государственной власти.

В-третьих, теория разделения властей отнюдь не предполагает создания «китайской стены» между различными ветвями власти. Да и сам Монтескье, обосновывая эту теорию, вместе с тем подчеркивал, что ветви власти должны действовать согласованно, в «концерте». Совершенно разделить их невозможно, поскольку речь идет о едином институте, единой государственной власти. В государстве не может быть несколько различных по своей сущности государственных властей. В условиях редкого в истории и кратковременного двоевластия, по существу, имело место переплетение разных по своей сущности властей — политической и государственной. Единство государственной власти при необходимом разграничении ее ветвей порождает переплетение некоторых элементов, их взаимодействие, взаимозависимость, взаимопроникновение. Акты с названием «законы» вправе принимать за редкими исключениями только представительный орган народа — парламент, олицетворяющий законодательную власть. Но, во-первых, в ряде стран понятие парламента является более широким. В Великобритании, Индии и некоторых других странах этот орган включает главу государства, без подписи которого закон не имеет юридической силы. Подписывая законы, обладая правом вето, глава государства участвует в осуществлении законодательной власти. Во-вторых, не только в чрезвычайных, но и в обычных условиях возможно так называемое делегированное законодательство или принятие органами исполнительной власти актов, имеющих силу закона (на основе конституционных норм о регламентарной власти).

В сферу законотворчества вмешивается не только исполнительная власть, но и суды — общие суды в англосаксонской системе права (это не относится к Великобритании, где нет конституционного контроля), верховные и конституционные суды, конституционные советы. Они вправе объявлять законы неконституционными и тем самым лишать их юридической силы.

В свою очередь, парламент также может осуществлять отдельные исполнительные и судебные функции. Издание «частных» законов в отличие от «публичных» (а частные законы регулируют конкретные вопросы) имеет значение распорядительной деятельности. Этим парламент иногда подменяет исполнительную власть. Он обладает некоторыми судебными функциями: в одних странах он наделен полномочием на принятие обвинительного заключения и предание суду высших должностных лиц (президента, министров и др.), в других — рассматривает дело в порядке импичмента по правилам судебного процесса (правда, верхняя палата только принимает решения об отрешении от должности высших должностных лиц, судей и некоторых других государственных служащих, а судит их уже обыкновенный суд).

В связи с отмеченным взаимопроникновением ветвей власти концепция разделения властей в конституционном праве получила еще два важных дополнения: положения о необходимости баланса властей и о системе сдержек и противовесов, а в последнее десятилетие получает третье дополнение: положение о субсидиарности ветвей власти. Первые две проблемы впервые решались еще при принятии Конституции США, но их окончательное правовое регулирование сложилось позже — в практике Верховного суда США при толкованиях конституции. «Отцы конституции» США стремились к уравновешиванию ветвей власти, с тем чтобы ни одна из них не была такой, которая могла бы возвыситься над другой, подавлять другую или другие. Их скоординированность получила название баланса властей.


Оцените книгу: 1 2 3 4 5