Название: Конституционное право зарубежных стран - Чиркин В.Е.

Жанр: Право

Рейтинг:

Просмотров: 879


Те же цели, хотя и в несколько ином конституционном выражении, имеет система сдержек и противовесов: каждая ветвь власти не только уравновешивает, но и ограничивает другую (другие). Президент Бразилии, Мексики, США, другой президентской республики не может распустить конгресс (парламент), но и конгресс не может сместить президента и руководимых им министров (кроме случаев импичмента); президент может задержать закон конгресса путем отлагательного вето, но конгресс преодолевает его 2/3 голосов. Вотум недоверия со стороны парламента министрам не предусмотрен, их нельзя уволить таким путем, но в США само назначение министров нуждается в согласии Сената. Верховный суд осуществляет конституционный контроль и вправе признавать законы Конгресса недействующими. В отличие от президентской республики, где существует «жесткое» разделение властей, в парламентарной республике или парламентарной монархии система сдержек и противовесов имеет другие механизмы действия. Там, например, можно уволить правительство, выразив ему вотум недоверия; однако глава государства имеет выбор: уволить правительство или распустить парламент с назначением новых выборов. Таким образом, хотя и по-разному, но везде в демократических странах есть взаимодействие ветвей власти, механизмы для их баланса,система сдержек и противовесов.

Идея о субсидиарности ветвей власти впервые возникла в практике деятельности органов Европейского Союза, в их отношениях с государственными органами его членов, а затем стала переноситься на внутригосударственные отношения. Смысл ее в том, что одна

ветвь может дополнять своими действиями другую, помогать ей, в какой-то мере замещать ее, если это не затрагивает существенные прерогативы первой, не встречает ее возражений и согласуется с конституцией.

Разделение властей ведет к различиям в способах осуществления государственной власти теми или иными органами государства, содержит возможность конфликтов ветвей на правовой основе, но нельзя доводить разногласия до борьбы. По принципиальным вопросам государственной политики все ветви власти должны действовать согласованно, иначе невозможно управлять обществом. Такое развитие событий, когда противоречия властей доводятся до стадии борьбы, как показывает опыт отдельных постсоциалистических и развивающихся стран, имеет только разрушительный характер.

В современной зарубежной политологии есть и другие взгляды о разделении властей. Различают власть постановляющую (власть большинства) и противодействующую (роль оппозиции, эту власть называют трибутарной), проводят разделение власти между правящими и управляемыми, наконец, между решающей и контрольной властями.

Выше речь шла о горизонтальном разделении властей на уровне государства как целого, без учета особенностей его политико-территориального устройства. Вместе с тем в федерациях, унитарных государствах, имеющих автономные образования политического характера, существует вертикальное разделение властей (государственной власти федерации и государственной власти ее субъектов, а также государственной власти политической автономии в унитарном государстве), а в связи с концепциями публичной власти территориального коллектива — также разделение государственной власти и власти местного самоуправления.

Первая проблема решается на основе разграничения полномочий (предметов ведения) между федерацией и ее субъектами путем установления исключительных полномочий федерации, принципа верховенства федерального закона в сфере совместных полномочий и верховенства закона субъекта федерации в сфере полномочий, отнесенных к его исключительному ведению. С автономией дело обстоит несколько иначе: в конституциях и иных законах четко перечисляются вопросы, по которым органы политической автономии могут принимать местные законы по ограниченному кругу вопросов (а иногда они принимают не законы, а лишь постановления, как это имеет место в Крыму или с 1999 г. в британской автономии Уэльс). Третья проблема — разграничение полномочий государственной власти (унитарного государства или субъекта федерации) и власти местного самоуправления. Она решается по-разному. Если в административно-территориальных единицах создаются местные органы государственной власти (например, государственные администрации в областях и районах на Украине по Конституции 1996 г.) и наряду с ними существуют местные выборные советы как органы местного самоуправления, полномочия между ними разграничиваются в конституциях или специальных законах. Но иногда на местах не бывает назначенных органов государства или представителей государственной власти (комиссаров, губернаторов, префектов), а существуют только органы иной публичной власти — власти территориального коллектива (местное самоуправление). В этом случае конституция и законы также определяют объем полномочий местных советов (органов местного самоуправления), но функции государственной власти они могут осуществлять только тогда, когда это им поручено государством.

Разделение властей — демократическая концепция. Она направлена против авторитаризма, тоталитаризма. Однако преувеличение значения разделимости ведет к неуправляемости государства.

 

 

 

§ 3. Единство государственной власти

 

Идеологическое обоснование необходимости единства власти появилось задолго до возникновения теории разделения властей, было связано с культом правителя, зачастую его обожествлением и имело персонифицированный характер (в том числе обоснование суверенитета не народа, а монарха). Впоследствии такой подход возродился в вождистских концепциях фашизма. Практика вождизма существовала и в условиях тоталитарных коммунистических режимов (реальная власть и в ряде случаев культ личности генерального секретаря правящей партии), хотя в отличие от фашистских учений марксистская теория в принципе отрицала индивидуалистический подход.

Новый аспект идее единства власти был придан сочинениями некоторых французских просветителей, подходивших к этому вопросу скорее с социологических, чем с организационно-правовых позиций. Они рассматривали законодательную, исполнительную, судебную власть лишь как особые проявления верховной власти, суверенитета народа, считая, что все «члены государства» должны участвовать в Управлении им через формирование «общей воли», как правило, на народных собраниях. Это был иной, коллективистский подход к идее единства государственной власти.

Такой подход был, хотя и в измененном виде, принят на вооружение и либеральной, и марксистской традицией. В первом случае, как уже говорилось, он ограничивался провозглашением в конституциях власти, суверенитета народа. Во втором наряду с суверенитетом народа, которому придавалось классовое истолкование, были осуществлены поиски того вида органов, который сосредоточил бы в своих руках всю полноту государственной власти. В качестве таких органов марксистско-ленинская теория предложила советы, что и было закреплено в конституциях стран тоталитарного социализма.


Оцените книгу: 1 2 3 4 5