Название: История Советской России - Ратьковский И. С.

Жанр: История

Рейтинг:

Просмотров: 650


В сентябре 1923 г. на пленуме ЦК стали известны факты стачек и забастовок рабочих, имевших, место во многих городах страны еще летом. Пленум был вынужден констатировать, что в обстановке нэпа многие чиновники потеряли демократический облик, оторвались от массы, стали плохими коммунистами, обюрократились. Прения по данному вопросу приняли острый характер. Троцкий, хлопнув дверью, покинул заседание. Через несколько дней, 8 октября 1923 г., он направил резкое письмо членам ЦК и ЦКК о хозяйственном кризисе и внутрипартийном режиме. Среди причин сложившегося положения он назвал бюрократизацию партийного аппарата; узурпацию прав на решение всех важнейших хозяйственных вопросов; рассмотрение этих вопросов наспех, без длительной подготовки их специалистами; попытки «военно-коммунистического командования ценами» и механическое их снижение в административном порядке. Письмо Троцкого вызвало смятение в рядах правящей фракции. Большинство в Политбюро сделало попытку представить письмо «платформой, на основе которой делаются энергичные попытки к образованию фракции ».

15 октября 1923 г. в Политбюро ЦК было представлено так называемое «Заявление 46-ти», подписанное 46 членами партии со стажем до 1917 г. В этом «заявлении», каки в письме Троцкого, легко обнаруживалась перекличка с ленинскими идеями политической реформы. Но в «заявлении» вопросы изменения внутрипартийного режима и борьбы с аппаратным бюрократизмом ставились еще шире и острее, чем в последних ленинских работах. Под письмом поставили свои подписи Б. Преображенский, С. Бреслав, Л. Серебряков, А. Розенгольц, Г. Пятаков, В. Оболенский (Осинский), Н. Муралов, Т. Сапронов, А. Гольцман и другие известные деятели партии большевиков.

19 октября 1923 г. появился «Ответ членов Политбюро на письмо тов. Троцкого», содержание которого было предвзятым и тенденциозным. В нем поднимался вопрос  о стремлении Троцкого к личной диктатуре, использовалось грубое искажение фактов. В «Ответ» был включен специальный раздел — «Заявление 46 сторонников тов. Троцкого», в котором утверждалось, что эта «петиция» представляет собой «перепев письма тов. Троцкого» и является образцом «планового», «маневренного», «координированного» выступления (между тем, на сегодняшний день не обнаружено доказательств того, что Троцкий принимал участие в написании «Заявления 46-ти»).

11 декабря в «Правде» появилась статья Троцкого «Новый курс». Даже самим названием публикации Троцкий дистанцировался от закостеневшего большинства в Политбюро и ЦК, противопоставляя им собственное видение проблем, стоящих перед страной и партией. Обращение за поддержкой к молодым членам партии имело определенный резонанс. Упреки в бюрократизации партии были близки молодежи. Типичным являлось высказывание, прозвучавшее на собрании высших технических курсов Наркомата путей сообщения в начале декабря 1923 г.: «У нас в партии 40 000 членов партии с молотками и 400 000 — с портфелями». В ЦК комсомола произошел фактический раскол — 9 членов ЦК РКСМ упрекали Троцкого в том, что он «притянул вопрос о молодежи за волосы», 8 членов ЦК выступили в его защиту. Выступление Троцкого, грозившее оторвать руководство партии от молодых ее членов, вызвало немедленную отповедь в партийной печати.

Вокруг Троцкого постепенно создавалась изоляция — осуществлялись перемещения и смещения его сторонников, прежде всего из руководящих военных органов (во главе большинства военных округов были поставлены сторонники «триумвирата»). К концу 1923 г. нападки на Троцкого усилились. Он и его сторонники были обвинены в «уклонах от большевизма». Сталин «обличал» Троцкого в том, что он — бывший меньшевик и, следовательно, не имеет права причислять себя к старой гвардии большевиков.

Главной причиной поражения оппозиции в первой внутрипартийной дискуссии, проходившей без участия Ленина, было то, что Троцкий и его единомышленники решились открыто противопоставить себя «триумвирату» и поддерживающей его партийной бюрократии лишь в конце 1923 г., когда расстановка руководящих кадров, происходившая стремительными темпами, была такова, что аппарат в основном был уже подобран. К этому добавилась болезнь Троцкого, которая в самый разгар дискуссионной борьбы приковала его к постели и лишила возможности активно участвовать в обсуждении внутрипартийных задач.

В дискуссии 1923 г. (ее содержание для большинства рядовых коммунистов оставалось неизвестным) Сталин впервые опробовал приемы, которые впоследствии им широко практиковались: объявление любой идейной группировки в партии — фракционной и раскольнической, а всякой критики в адрес большинства ЦК или Политбюро — покушением на единство партийных рядов. Попытка Троцкого уточнить свою позицию и, возможно, возобновить дискуссию осенью 1924 г. была незамедлительно пресечена. Воспоминания Троцкого «О Ленине» и «Уроки Октября» были расценены как попытка внести раскол в ряды партии и принизить роль умершего вождя революции.

Сразу после XIII съезда РКП(б), состоявшегося в мае 1924 г., Сталин приступил к подготовке очередного раскола внутри Политбюро, к созданию нового блока с «молодыми» членами Политбюро, вошедшими в его состав, в 1922-1924 гг.: Бухариным, Рыковым и Томским. Спустя полтора года Сталин фактически отстранил от власти Зиновьева и Каменева, которые до этого были вдохновителями кампании против «троцкизма», развернувшейся в печати. Таким образом, историческая ответственность за упущенную возможность переломить течение событии в пользу возрождения партийной демократии в значительной степени лежит на Зиновьеве и Каменеве, которые вплоть до своего окончательного размежевания со Сталиным проявили и изрядную долю беспринципности, и политическую недальновидность, чем облегчили в конечном счете победу сталинизма. В рядах оппозиции крепло убеждение, что «Сталин обманет, а Зиновьев убежит» (высказывание оппозиционера Мрачковского).

К 1925 г. Троцкий оказался вытесненным на второстепенные посты председателя Главного концессионного комитета; начальника электротехнического управления и председателя научно-технического отдела ВСНХ, а влиятельная группа в партии, возглавляемая Зиновьевым и Каменевым, стала «загоняться в оппозицию». Место прежнего «триумвирата» занял «дуумвират», состоявший из 'Сталина и Бухарина. Их союзниками в борьбе против Зиновьева и Каменева стали М. П. Томский (с 1919 г. занимавший пост председателя ВЦСПС) и А. И. Рыков (после, смерти Ленина находившийся во главе СНК, а в .1926 г. сменивший Каменева на втором высшем посту — председателя СТО).

Новый раскол в Политбюро и ЦК явно обозначился в октябре 1925 г., когда Зиновьев, Каменев, Сокольников и Крупская представили в ЦК документ, отражавший серьезные противоречия во взглядах новой оппозиционной группировки (так называемая «Платформа 4-х»).

С января 1925 г. Зиновьев готовил Ленинградскую организацию коммунистов к борьбе с «полутроцкистами», которых якобы возглавлял Сталин. Зиновьев и его сторонники ошибочно полагали, что для победы на XIV съезде партии (декабрь 1925 г.) будет достаточно монолитного единства делегации коммунистов Ленинграда, Однако в результате «монолитность» ленинградской делегации столкнулась с такой же «монолитностью» всех остальных делегаций съезда. В искусстве аппарат-гной механики Зиновьев и Каменев не могли тягаться со Сталиным.


Загрузка...

Оцените книгу: 1 2 3 4 5


Загрузка...