Название: Государственное управление: основы теории и организации. Том 2 - Козбаненко В.А.

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 1030


Россия по своему геополитическому положению находится на стыке двух цивилизаций: западной и восточной. Не давая их качественной оценки, отметим лишь то, что западная цивилизация на протяжении многих веков развивается в русле рационализма, реформаторства и четкой организации. Восточной цивилизации больше присущи образность мышления, традиционный консерватизм. Поэтому, начиная с XVI в., Запад устойчиво занимает лидирующие позиции в историческом «соревновании» цивилизаций. Находясь на стыке этих цивилизаций и впитав их ценности, Россия не стала их механическим соединением, а пошла по пути формирования своей уникальной цивилизации, которая еще находится в стадии развития. Поэтому не следует смотреть на Россию свысока и навязывать ей чужие модели развития. Тем более, что в конце XIX - начале XX в. мы показали миру способность к резкому рывку без утраты своей самобытности. Однако цепь тяжелейших потрясений, пережитых в XX столетии нашей страной, весьма неблагоприятно сказалась на ее судьбе. Все это наложило определенный отпечаток на национальное самосознание, на способность сконцентрироваться на проведении реформ, создать организационные предпосылки их необратимости.

В одно и то же время мы можемдемонстрировать небывалую организованность, сплоченность и самоотверженность, рядом с которыми идут полная беспечность и безответственность. Тому есть несколько причин. Во-первых, выработанные в многовековой борьбе за выживание чувство единения (соборность), целостность духовной жизни и культуры, многократно усиленные долгим господством общинных отношений и определяющим влиянием православия. Во-вторых, это постоянное принесение отдельной личности в жертву государственной необходимости. Так было во время реформ Петра I, которые проводились по законам, «писаным кнутом» (А. Герцен), так было и в годы советской власти, которая, используя механизм тотального принуждения и мощный пропагандистский аппарат, сумела укрепить в сознании большинства народа исторически сложившиеся стереотипы негативного отношения к основным ценностям современной европейской (западной) цивилизации, в основе которой лежала личная свобода и индивидуальная ответственность. В-третьих, Россия, будучи многонациональным и многоконфессиональным государством, до сих пор не сформировала единой национальной общности. Это создает огромные организационные трудности как для выработки, так и для реализации общенациональных целей и задач. В-четвертых, крайне высокая склонность большинства населения к популизму, вере в сильную личность, готовность идти на жертвы и любой ценой обеспечивать выполнение выдвинутых ею целей, особенно если они облечены в форму созвучных национальному менталитету государственнических ценностей. Как ни парадоксально, но последнее обстоятельство во многом объясняет живучесть в российском обществе иждивенческих тенденций, надежд не на собственные силы, а на мудрость и снисходительность власти в устройстве жизни людей. Это результат многовекового патернализма, присущего российской внутренней государственной политике. Поэтому организационные формы командного, принудительного характера, свойственные главным образом экстремальным ситуациям, были для большинства людей привычны, понятны и действовали эффективно. И напротив, ослабление государственного диктата, демократизация общественных отношений, поощрение личной инициативы, которыми сопровождаются социальные реформы, создавали порой непреодолимые организационные трудности.

При выработке масштабных управленческих решений следует избегать тенденциозности в оценках аргументов оппонирующей стороны, столь присущей российскому менталитету. Для современной России это особенно важно, поскольку принципы, в соответствии с которыми замыслены современные реформы, не вписываются в политическую и экономическую ситуацию, в которой она оказалась. К тому же и спектр противоборствующих сил на ее политической арене достаточно широк и противоречив. Эти обстоятельства требуют от субъекта государственного управления особого внимания к общественной оценке проводимых социальных преобразований, к выбору наиболее приемлемых организационных форм для их претворения в жизнь.

В выборе организационных форм большую роль играет политическая интуиция, основанная прежде всего на глубоком понимании существа решаемых проблем. Политическая мудрость заключается не в том, чтобы заставить любыми способами осуществить директивное указание, а в том, чтобы в ходе рациональной дискуссии остановиться на наиболее перспективном и приемлемом варианте решения проблемы, избежать ее упрощения, заранее блокировав контраргументы оппонирующей стороны. Политическая практика изобилует примерами того, что при принятии решения  государственного масштаба искусственно создаются условия, облегчающие прохождение заранее выдвинутой управленческой модели и затрудняющие обсуждение и принятие других вариантов.

В известной мере организационной формой государственного управления можно считать преодоление конфликтов и достижение компромисса. Существует мнение, что противоречий и конфликтов можно избежать с помощью соответствующей правовой базы и предупредительных мер в форме нахождения согласия. Стремиться к этому надо, но осуществить в полной мере невозможно, как невозможно и создать идеальные отношения в обществе. Противоречия и конфликты в обществе были, есть и будут. К тому же социальные противоречия и конфликты объективны, они, как и боль в живом организме, играют помимо прочего позитивную роль, свидетельствуя о неблагополучии и необходимости принятия соответствующих мер. Чем выше уровень демократизма, тем активнее идет процесс столкновения точек зрения, творческих поисков, а это всегда чревато возникновением противоречий и конфликтных ситуаций. Поэтому опасен не сам конфликт, а степень его развития, стадия, на которой он обнаружен. Своевременно принятые меры по его разрешению, высокий уровень гласности и информированности общества создают основу для того, чтобы конфликтная ситуация привела не к кризису, а к достижению нового качественно более высокого уровня общественного развития.

Мировая практика выработала немало способов поиска оптимальных форм профилактики конфликтов. Например, в Канаде всякая более или менее значимая для федерации проблема решается на совещании первых лиц исполнительной власти федерации и ее субъектов. Эта организационная форма помогает своевременно предотвратить возникновение конфликтов, быстрее прийти к компромиссу. Конечно, политика - это искусство компромисса, но компромисс возможен только при одном условии: противоречия между спорящими сторонами не являются абсолютно антагонистическими и имеют в конце концов общую платформу для принятия согласованного решения путем взаимных уступок. Так, в федеративном государстве между федеральным центром и субъектами федерации, между отдельными субъектами, особенно на национальной и территориальной почвах, могут возникать противоречия. Однако, если господствует общая тенденция к сохранению целостности и единства государства, эти противоречия в итоге разрешаются компромиссом. Когда же это условие отсутствует, проблема не имеет положительного решения и следует взвесить цену сохранения status guo. В качестве примера можно привести также кэмп-дэвидские соглашения, положившие начало урегулированию арабо-израильских отношений в 1960-х гг. Там был применен принцип «переговоров без поражения». Впервые в мировой истории удалось найти такую форму разрешения казалось бы непреодолимого конфликта, которая позволила враждующим сторонам достичь соглашения, не потеряв при этом политического лица.


Оцените книгу: 1 2 3 4 5