Название: Государственное управление: основы теории и организации. Том 2 - Козбаненко В.А.

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 1048


- к исключительному ведению федерации;

- к совместному ведению федерации и ее субъектов; — к ведению субъектов федерации.

Подобная практика имеется и в конституциях других стран. При этом к вопросам совместного ведения Конституция РФ относит 14 позиций. Этот слишком широкий перечень создает правовую неопределенность. В результате очень большое количество вопросов совместного ведения требует дальнейшего правового регулирования, например такие, как природопользование, лесопользование, разграничение государственной собственности, землепользование и т.п. Всего по оценкам специалистов требуется разграничить предметы ведения по 44 направлениям (70 вопросов совместного ведения).

Вопросы же, отнесенные к ведению субъектов, не перечисляются, а в Конституции РФ отмечается, что вне пределов ведения федерации и совместного ведения субъекты «обладают всей полнотой государственной власти» (ст. 73). В результате такой неопределенности многие субъекты федерации, особенно республики, относят к «своим» ряд вопросов, относящихся к ведению федерации.

В результате политико-правовая асимметрия субъектов федерации значительно усугубляется имеющим место несоответствием республиканского законодательства федеральному, что порождает разбалансированность между федеральной властью и властью субъектов федерации. В большинстве Конституций республик, особенно тех, которые были приняты до вступленияв силу Конституции РФ 1993 г., содержится много противоречий с федеральной Конституцией. В конституциях республик Саха (Якутия), Тыва, Башкортостан, Дагестан и других закрепляется государственный суверенитет, прослеживается различная степень суверенности в вопросах государственного устройства, разграничения предметов ведения и полномочий с федеральным центром, провозглашается верховенство республиканских законов. Ряд республик стремится взять на себя решение вопросов, относящихся к ведению Российской Федерации в таких сферах, как оборона, экономика, гражданство, внешняя политика. В конституции некоторых республик введены нормы, закрепляющие особую роль титульных наций, без учета многонационального их состава.

Внутреннее государственно-политическое устройство субъектов федерации также имеет большие различия. Региональный уровень власти можно определить как «многоуровневый». Конституция РФ и ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» не определяют конкретную структуру органов государственной власти субъекта федерации. В результате в национальных республиках сложились различные формы правления:

президентская - в Чувашской, Бурятии, Коми, Саха (Якутии);

парламентская - в Хакасии, на Алтае, в Удмуртской, Карелии, Марий Эл;

• смешанная - в Адыгее, Башкортостане, Карачаево-Черкесской, Мордовии, Северной Осетии-Алании, Татарстане и др.

С точки зрения принципов организации федерации могут быть договорные и конституционные. Российская Федерация пошла по пути заключения отдельных дифференцированных договоров с каждым своим субъектом. Смешанное конституционно-договорное построение является еще одной важной особенностью Российской Федерации. Следует отметить, что заключение сепаратных договоров между отдельными субъектами федерации и центром - прецедент, не имеющий аналогов в мировой практике. Поэтому очевидно, что отсутствует достаточная правовая база для дальнейшего развития федеративных отношений на договорной основе. Требуется создание более четкой правовой основы для заключения таких соглашений. Негативный аспект существующей практики заключается в том, что из процесса заключения договоров с субъектами федерации исключаются федеральные и региональные законодательные органы власти. Это ставит такой договор как бы над Конституцией и законами, делает его подготовку и заключение не подконтрольными соответствующим законодательным представительным органам власти. Неоднозначными являются и последствия заключения таких договоров: выравнивают ли они политико-правовую и экономическую асимметрию субъектов Российской Федерации или усугубляют ее. Например, особые статусы республик Татарстан, Башкортостан и Саха (Якутия) получили дальнейшее закрепление в договорах о разграничении полномочий, которые дают им огромные льготы. Так, Саха (Якутия), добывающая 98\% российских алмазов, получила монопольное право на их добычу и продажу. В Татарстане и Башкортостане выведены из под юрисдикции федерального центра основные рентабельные отрасли: нефтепереработка, нефтедобыча, энергетика.

Беспрецедентные региональные контрасты представляют собой и экономические статусы различных субъектов федерации. Их политико-правовая асимметрия дополняется экономической асимметрией. Можно считать, что именно она лежит в основе многих остальных различий. Переход к рыночным механизмам хозяйствования усилил неравномерность социально-экономического развития регионов. На конец 1999 г. из 89 субъектов Российской Федерации только 10 являются прибыльными, остальные в разной степени дотационные (в 1994 г. их было 64, в 1995 г. - 75). В результате все регионы России можно разделить на две неравные группы: «приспособившихся» к новым условиям и «неприспособившихся». В неблагоприятной перспективе это означает деление федерации неразвивающуюся и стагнирующую части.

Характер взаимоотношений между центром и регионами определяется в основном объемом и порядком распределения финансовых ресурсов. Через федеральный бюджет на нерыночной основе перераспределяется между регионами 10\% валового внутреннего продукта. Методы распределения (какие регионы и в каких размерах должны получать трансферты из федерального бюджета) несовершенны. В результате оказывается, что ни один регион не способен покрывать свои текущие расходы за счет собственных доходов. Регионы-доноры тоже финансируются из федерального бюджета. Между тем за счет федерального бюджета финансируется около 70\% общих расходов на народное хозяйство, 80 - на образование, 88 - на здравоохранение и 70\% - на социальное обеспечение. Ввиду этого нагрузка на регионы-доноры постоянно возрастает. При этом некоторые регионы, получающие поддержку, живут лучше доноров. Данное обстоятельство вызывает нарастающее напряжение в федеративных отношениях. Например, многие специалисты считают, что Москва превратилась в финансовый центр России, сконцентрировав более 60\% хозяйственного оборота страны и основную часть капиталов. Складывается союз регионов-доноров, который может обернуться диктатом экономически развитых регионов и сокращением перечислений в федеральный бюджет. Центр пока не научился регулировать федеративные отношения с помощью существующей трансфертной схемы, что способствует усугублению экономической асимметрии.


Оцените книгу: 1 2 3 4 5