Название: История экономических учений

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 6481


2. "новое слово" австрийской школы предельной полезности

Предшественником австрийской школы является немецкий экономист Герман Генрих Госсен (1810—1858). В 1854 г. была опубликована его выдающаяся работа "Развитие законов общественного обмена и вытекающих отсюда правил общественной торговли", в которой впервые был сформулирован закон убывающей предельной полезности применительно к индивидуальному потреблению. Удивительно, но этот интереснейший труд остался незамеченным, и обиженный автор, который считал свои идеи равнозначными открытиям Коперника, скупил и сжег нераспроданные экземпляры. И только почти через 20 лет К.Менгер, уже после публикации собственной работы, нашел несколько случайно сохранившихся экземпляров книги Госсена и признал его приоритет в создании теории убывающей полезности и открытии законов потребления.

Глава австрийской школы Карл Менгер (1840—1921) родился в Галиции. Среди членов его семьи были чиновники и военные. В юности К.Менгер изучал юриспруденцию в Пражском и Венском университетах, а с 1867 г. начал заниматься экономической теорией, не без влияния своего брата, известного правоведа, ставшего знаменитым после выхода в свет его книги "Право на полный результат труда".

В 1871 г. выходит в свет работа К.Менгера "Основания политическойэкономии", сделавшая его известным и позволившая ему стать профессором Венского университета. В том же году напечатан труд "Принципы науки о народном хозяйстве". В 1876—1878 гг. Менгер путешествует по Европе в качестве наставника принца Рудольфа, в 1879 г. возвращается к преподавательской деятельности. В 1883 г. опубликована его книга "Исследования о методе социальных наук, в особенности политической экономии", благодаря которой растет авторитет этого экономиста в научных кругах. В более поздних работах Менгер рассматривает проблемы философии и этнографии. Это был интереснейший исследователь, умевший живо излагать свои мысли, и неудивительно, что конспекты его лекций были популярны у студентов даже спустя 20 лет после того, как он оставил преподавание.

Учениками К.Менгера были Фридрих фон Визер (1851—1926), известный своими работами "Происхождение и главные законы народнохозяйственной стоимости" (1884) и "Естественная стоимость" (1889), и Евгений Бём-Баверк (1851—1914), написавший книги "Капитал и прибыль" и "Основы теории ценности хозяйственных благ". Главные постулаты их теории сводятся к следующему. Меновую стоимость "австрийцы" определяют полезностью, т.е. потребительной стоимостью. Но поскольку очень полезные блага (хлеб, воздух, масло) или ничего не стоят или стоят очень мало, они развивают учение об абстрактной и конкретной полезности. Например, вода имеет чрезвычайно большую абстрактную полезность, но запас ее велик, и вода расходуется на разные цели: один кувшин — для питья, второй — для приготовления обеда, третий — для стирки, четвертый — для полива цветов и т.д. В результате ценность (стоимость) продукта снижается ("закон запаса"). Поэтому ценность предмета определяется полезностью последней единицы, т.е. той единицы, которая удовлетворяет наименьшую потребность. Иными словами, ценность предмета определяется его предельной полезностью. Именно конкретная полезность детерминирует, с точки зрения "австрийцев", ценность блага.

Представители австрийской школы придерживаются так называемого первого закона Госсена — "закона насыщения потребностей", который заключается в том, что при удовлетворении потребности доставляемое ею удовольствие постепенно уменьшается. Насыщение потребностей зависит от количества благ.

Потребительное благо – это благо первого порядка, а средства производства — благо высшего порядка. Ценность благ высшего порядка, согласно "австрийцам", определяется ценностью потребительного блага. (В действительности наоборот: в стоимость потребительного блага входит стоимость средств производства.) В этом суть так называемого метода вменения (К.Менгер): фактору производства вменяется (придается) такая ценность, на которую изменяется предельная полезность потребительских благ, изготовленных с помощью этих средств производства, при условии изъятия из процесса производства единицы данного фактора (средств производства). (На самом деле стоимость средств производства включается как необходимый элемент в стоимость предметов потребления.) Чем же определяется величина субъективной ценности? Или, иначе, от чего зависит та или иная высота индивидуальной оценки блага? В ответе на этот вопрос заключается "новое слово "австрийской школы.

Полезность вещи — это ее способность удовлетворять ту или иную потребность, значит, необходим некоторый анализ потребностей. Здесь, по "австрийцам", надо иметь в виду, во-первых, разнообразие потребностей и, во-вторых, напряженность потребностей в пределах какого-либо одного их вида. Различные потребности можно расположить по степени их возрастающей или убывающей важности для "благополучия субъекта". Напряженность потребности определенного вида зависит от степени ее насыщения: чем более она удовлетворена, тем менее она "настоятельна". На этом Менгер построил шкалу потребностей, которую потом усовершенствовал Бём-Баверк (рис. 1).

Рис. 1. Шкала потребностей

Бём-Баверк предлагает такую классификацию: 1) потребности, неудовлетворение которых ведет к смерти; 2) потребности, неудовлетворение которых ведет к болезни; 3) потребности, неудовлетворение которых ведет к кратким страданиям; 4) потребности, неудовлетворение которых приносит лишь малые неприятности.

В шкале потребностей в вертикальных рядах, отмеченных римскими цифрами, обозначены различные виды потребностей, начиная с наиболее важной. Цифры в пределах каждого вертикального ряда показывают уменьшение данной потребности по мере ее насыщения. Так, если по степени важности для человека мы поставим на первое место воду, то ясно, что первый литр воды для индивидуума самый полезный: человек использует его для питья и оценивает его наивысшим баллом — 10. Следующий литр воды оценивается ниже — 9 баллами и т.д. Тогда вторую по важности потребность, обозначенную римской цифрой II, например хлеб, оценить наивысшим баллом мы не можем, так как он отдан воде. Значит, наивысший балл для первой, самой важной по полезности для человека порции хлеба, будет 9, для следующей порции — 8 и т.д.

Из шкалы видно, что конкретная потребность более важной категории может быть по своей величине ниже конкретной потребности менее важной категории в зависимости от степени удовлетворения. "Насыщение" в первом вертикальном ряду может понизить величину потребности до 3, 2, 1 балла, и в то же время при слабой насыщенности в шестом ряду величина этой абстрактно менее важной потребности конкретно может держаться на уровне 4 или 5 баллов. Чтобы решить теперь, какой конкретной потребности соответствует данная вещь (ибо этим и определяется субъективная оценка ее полезности), "мы просто-напросто должны посмотреть, какая именно потребность осталась бы без удовлетворения, если бы не существовало оцениваемой вещи, — это и будет та потребность, которую нам нужно определить"1. Это так называемый "метод лишения". В результате поскольку всякий человек предпочитает оставить неудовлетворенной наименьшую из подлежащих удовлетворению потребностей, постольку оценка высшего блага будет определяться наименьшей потребностью, которую это благо может удовлетворить. "Величина ценности материального блага определяется важностью той конкретной потребности (или частичной потребности), которая занимает последнее место в ряду потребностей, удовлетворяемых всем наличным запасом материальных благ данного рода", или, иначе, "ценность вещи измеряется величиной предельной полезности этой вещи"2. Это и есть знаменитое положение австрийской школы, ее всеобщий принцип.

Итак, в основу ценности "австрийцы" кладут предельную полезность и редкость. Этот способ определения ценности требует некоторой единицы оценки, ведь величина ценности — это результат измерения, а всякое измерение предполагает существование определенной единицы меры. Бём-Баверк считает, что оценка зависит от того, оцениваем ли мы отдельные экземпляры материальных благ, принимаемых за цельную единицу, или более значительное их количество. При этом не только будет колебаться величина ценности, но и вообще встанет вопрос относительно самой ценности, ее существования.

Например, в селе хозяину надо 10 гектолитров воды, а у него их 20, тогда один гектолитр не представляет никакой ценности. Но если за единицу мы примем величину, большую чем 10 гектолитров, то эта величина будет обладать ценностью. Но возможно и другое. Допустим, мы располагаем рядом благ, предельная полезность которых снижается по мере возрастания их количества. Пусть эта снижающаяся полезность выражена цифрами 6, 5, 4, 3, 2, 1. И если у нас имеется шесть единиц данного блага, то величина ценности каждого из них будет определяться предельной полезностью именно этой единицы, т.е. будет равна 1. Если мы примем теперь за единицу совокупность двух прежних единиц, то предельная полезность каждой из этих двойных единиц будет не 1 х 2, а 1 + 2, т.е. не 2, а 3; ценность трех единиц будет не 1 х 3, а 1 + 2 + 3, т.е. не 3, а 6 и т.д. Другими словами, оценка более значительных количеств благ не находится в соответствии с оценкой одного экземпляра этих же самых материальных благ.

До маржиналистов предпринимались попытки построить теорию стоимости на основе концепции полезности, однако они не дали возможности разрешить знаменитый "парадокс Смита", согласно которому блага наивысшей полезности (вода, воздух, хлеб) оценивались очень низко, а блага очень низкой полезности (бриллианты) оценивались исключительно высоко. А.Смит пытался разрешить данный парадокс на базе трудовых затрат. Вслед за ним эту проблему исследовали Рикардо, Милль, Маркс и др. Маржиналисты впервые находят ее решение: в теории стоимости следует искать не совокупную полезность какого-либо блага в целом, а только конкретную полезность, которую приносит вполне определенное количество данного блага.

Вместе с тем необходимо помнить об указании известного английского ученого М.Блауга3 на неверное понимание предельной полезности как полезности последней единицы. С точки зрения Блауга, предельная полезность есть полезность последней единицы минус изменение полезности предыдущей и т.д. для каждой из единиц, когда добавляется последняя единица. Таким образом, предельная полезность равна (du/dx)Dx, и совокупная полезность — это интеграл

                                                                                               

Какова же должна быть единица оценки? Такой оценки австрийская школа не дает. Очевидно, что без денежных измерителей, т.е. без цены, предельная полезность количественно не может быть измерена. Кроме того, возникает вопрос: как измерить стоимость запаса благ определенного вида? "Австрийцы" предлагают два варианта ответа на этот вопрос. Первый — суммирование предельных полезностей каждой единицы запаса блага (Е. Бём-Баверк). Но тогда получается, что в запасе одинаковые блага будут иметь разную полезность и разную стоимость, а это нереальная ситуация в условиях рынка: одноименные товары равного качества не могут иметь разную стоимость. Второй вариант — измерение стоимости запаса благ произведением предельной полезности предельной (наименее нужной) единицы на количество единиц в запасе (Ф.Визер). Но в этом случае при насыщении потребности в данном благе полезность каждой последующей единицы запаса будет равна нулю, как и полезность всего запаса.

Следует отметить еще один момент: редкость блага, которая, по мнению "австрийцев", тоже лежит в основе его ценности (стоимости), на самом деле не может определять ее, так как редкость — характеристика относительная и зависит, с одной стороны, от цены, а с другой — от объема предложения блага, которое также зависит от цены.

Значит, "австрийцы" не сумели достичь своей цели — найти единственное (монистическое) основание цены. Теория, разработанная представителями австрийской школы, явно иллюстрирует получение хозяйствующим субъектом максимальной пользы. Эта идея изложена во втором законе Госсена, согласно которому лицо максимизирует свою полезность при распределении имеющихся у него денежных средств между различными благами таким образом, что достигается равное удовлетворение от последней единицы денег, потраченных на каждый из товаров. Принцип максимизации полезности рассматривается в работах всех представителей австрийской школы.

В случае фиксированного объема предложения их идеи работают, но фиксированный объем предложения не может быть постоянным. Это понял и самый известный из представителей австрийской школы — Е.Бём-Баверк. Он впервые стал анализировать хозяйство не замкнутого типа, а хозяйство, нацеленное на постоянные связи с другими товаропроизводителями, т.е. ориентированное на рынок. В этом случае анализ идет от схемы "человек — запас", как у других представителей данной школы, к схеме "человек — человек". Бём-Баверк исследует ряды отношений, возникающих между товаропроизводителями и потребителями, и приходит к выводу, что ценность (стоимость) блага формируется путем столкновения предельных оценок полезности блага со стороны покупателей и со стороны продавцов, следовательно, на базе спроса и предложения, т.е. здесь реализован уже объективный, а не субъективный подход к цене.

Бём-Баверк исследует пределы цены, ее верхнюю и нижнюю границы. Он считает, что верхняя граница цены определяется оценкой последнего покупателя и самого сильного из устраненных с рынка продавцов, а нижняя граница цены — оценкой последнего продавца и самого сильного из устраненных с рынка покупателей. Однако при этом надо иметь в виду, что для продавца предельная полезность продукта всегда равна нулю. Динамику цен Бём-Баверк объясняет на основе теории спроса и предложения, и это также чисто объективный подход.

Таким образом, уже в рамках маржинализма начался переход к объективному анализу экономических процессов и явлений. И заслуга этого направления именно в том, что, анализируя ценность блага, его представители впервые делали это с позиции потребителей. Возникает вопрос: кто же прав — сторонники трудовой теории стоимости или маржиналисты? Очевидно, правы и те и другие, только они рассматривают ценность блага с разных точек зрения: первые — со стороны производителя, вторые — со стороны потребителя. Маржиналисты уделяли много внимания потребительной стоимости и законам потребления, а ведь без потребительной стоимости невозможно реализовать стоимость.

В России проблемы, поставленные в рамках маржинализма, особенно глубоко разрабатывали М.И.Туган-Барановский (1865—1919) и Николай Иванович Бухарин (1888—1938). В 1925 г. была опубликована книга Н.И.Бухарина "Политическая экономия рантье", в которой автор сформулировал ряд положений, важных для неоклассической экономической теории. Первое: главная фигура для анализа — не капиталист, а потребитель. Второе: менеджер, предприниматель и рантье — это отдельные экономические агенты. Третье: стандартный источник инвестиций — скорее личные, а не бизнесные сбережения. О работах М.И.Туган-Барановского будет рассказано в следующем разделе. Здесь же только отметим, что этот ученый оставил след не только в истории экономической науки России — он был известен и на Западе как весьма оригинальный мыслитель.


Оцените книгу: 1 2 3 4 5