Название: История экономических учений

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 6478


3. математическая школа как интерпретация теории предельной полезности

Теория предельной полезности, разработанная "австрийцами", получила свою интерпретацию в работах представителей так называемой математической школы — О.Курно, У.С.Джевонса, Ф.Эджуорта, Л.Вальраса, В.К.Дмитриева, В.Парето, М.И.Туган-Барановского, Л.В.Канторовича, Е.Е.Слуцкого и др. Собственно говоря, математическая школа и сформировалась на базе этой интерпретации. Надо отметить, что речь идет вовсе не об общности программ, но лишь об общих методах анализа. Л.Вальрас отмечал, что нельзя вычислить с помощью математических формул, какие решения примет человеческая свобода, можно только пытаться выразить математически ее эффекты. Именно математической школе принадлежит приоритет в построении кривой спроса (еще в 1838 г.) и теории монополии (О.Курно), а также в понимании того, что экономическое поведение — это максимизирующее поведение при наличии определенных ограничений. Б.Селигмен в этой связи отмечал: "Как только маржиналистский метод, выдвинутый австрийской школой, был сформулирован на языке математики, то стало ясно, что содержание хозяйственной деятельности можно охарактеризовать как проблему максимизации — для максимизации полезности, цены, прибыли, размеров производства, дохода и для минимизации издержек можно использовать методы дифференциального исчисления"4.

Одним из первых, кто попытался применитьматематический аппарат к анализу экономических явлений, был английский экономист и статистик Уильям Стэнли Джевонс (1835—1882). С 1863 г. Джевонс преподавал политическую экономию в колледже г. Манчестера, а с 1876 по 1880 г. был профессором политэкономии Лондонского университета. В 1871 г. вышла в свет его основная работа — "Теория политической экономии". При жизни Джевонса выдвигаемые им идеи не были очень популярны, что объяснялось как раз использованием математического аппарата, к которому читающая публика того времени еще не привыкла.

Джевонс широко использует психологические категории, вводит понятия положительной полезности, связанной с потреблением благ, и отрицательной полезности, которая возникает в результате трудовых усилий по созданию благ. Труд, пишет ученый, прямо противоположен наслаждению, это — полезность со знаком минус, а затраты труда на обеспечение потребления — это тяготы труда. Определенное количество ("качество") труда может доставлять и наслаждение, однако это не всегда так. Меновую стоимость Джевонс определяет конечной полезностью, т.е. тем желанием большего обладания, которое остается у нас или у других.

Джевонс рассматривает "робинзонады" нескольких уровней. Сначала Робинзон оценивает дары природы, которые достались ему даром. Феномен предельной полезности в этом случае представлен в первозданном виде. Далее Робинзон работает по улучшению качества достающихся ему благ и экономически распределяет свое рабочее время. При этом ценность блага определяется субъективной предельной полезностью последней единицы имеющегося в наличии блага. Если благо в изобилии, то данное благо, по К.Менгеру, неэкономическое, или свободное. В то же время если совокупная полезность всего количества блага (например, бриллиантов) не столь велика, то ограниченность их количества обусловливает довольно высокую оценку последней единицы, а само благо приобретает экономический характер и ценность (стоимость).

Закон стоимости, по Джевонсу, состоит в уравновешивании отрицательного эффекта от тягот последней единицы (час времени, например) приложенного труда с положительным эффектом последней единицы приносимого этим трудом блага. Дальше продолжать работу невыгодно, так как дополнительное количество продукта, которое может произвести Робинзон, не компенсирует ему потерь (усталости) от дополнительных усилий. В этом тезисе утверждается конечная эквивалентность между трудом и полезностью. "Труд сопровождается страданием, — пишет Джевонс, — и он будет интенсивным и продолжаться до тех пор, пока следующее приращение не станет приносить больше отрицательных ощущений, чем приносит удовольствие приращение продукции, полученной таким образом"5.

Это положение Джевонс иллюстрирует с помощью графика (рис. 2). Верхняя часть вертикальной оси — полезность для Робинзона очищенной воды, нижняя — тяжесть труда. На горизонтальной оси обозначено время для производства какого-либо полезного продукта (в нашем случае — чистой воды). Кривая в верхней части графика показывает динамику предельной полезности чистой воды. Эта полезность особенно высока сначала, так как наиболее важна очистка первого литра воды (эта вода идет для питья), важна и очистка нескольких последующих литров. Кривая в нижней части графика показывает, как изменяется предельная тяжесть труда. Чем ниже расположена точка на этой кривой, тем, стало быть, неприятнее труд. На первых порах труд может доставлять удовольствие, но потом, по мере накопления усталости, кривая идет резко вниз. В какой-то момент расстояние от верхней кривой до горизонтальной оси (величина предельной полезности дополнительного продукта — отрезок bА) будет равно расстоянию от горизонтальной оси до нижней кривой (предельная тягость дополнительного труда — отрезок Ас). На графике это обозначено точкой A. Если предположить, что 1 литр воды Робинзон очищает за полчаса, то точка А соответствует 4 часам работы, когда очищено 8 литров воды. Дальнейшее продолжение работы неэффективно, достигнута конечная эквивалентность между трудом и полезностью.

Рис. 2. График полезности У.Джевонса

Сразу следует отметить, что такое представление об экономическом распределении рабочего времени годится лишь в первом приближении. В тех же случаях, когда речь идет? квалифицированном труде, данный тезис малоубедителен. Недаром К.Менгер считал, что ценность безделья для большинства рабочих значительно меньше, чем это принято считать.

Предельную полезность блага Джевонс описывает так: если и — полезность блага, х — количество благ в запасе и и =f(x), то f'(x) = df/dx — предельная полезность одного блага. Если в запас входят различные блага, то применяется аппарат частных производных: f(x) = df(x,y)/dx.

Экономический смысл частных производных заключается в том, что предельная полезность оценивается как приращение общей функции полезности при малом изменении рассматриваемого блага. При этом функция полезности остается неопределенной, а предельные полезности всех единиц продукта, входящего в запас, оказываются равными. Поскольку функция должна быть непрерывной, постольку входящие в запас продукты должны быть бесконечно делимыми, а индивидуальное сознание человека должно уметь воспринимать эти бесконечно малые приращения. Однако единицы измерения полезности Джевонс не предлагает.

Джевонс известен и законом обмена, который позднее используют в своих работах Л.Вальрас и В.Парето. Этот закон он основывает на следующем:

А продает х своего товара В;

В продает у своего товара А;

а — первоначальный запас товара у А;

b — первоначальный запас товара у В;

 — то, чем после обмена обладает А;

— то, чем после обмена обладает В.

Обмен между А и В будет продолжаться до тех пор, пока будет иметь место выигрыш по полезности, т.е. обмен у Джевонса взаимовыгоден, а не эквивалентен, как у классиков. Отсюда ученый выводит закон обмена: отношение, в котором обмениваются два каких-либо продукта, обратно пропорционально отношению предельных полезностей количеств продуктов, потребляемых после обмена.

Как видим, обмен, который рассматривает Джевонс, совершается после того, как каждый товаропроизводитель удовлетворил свои потребности, т.е. это обмен излишками, когда производитель выступает одновременно и как потребитель. А это характерно для неразвитого товарного хозяйства (как и у "австрийцев"). Кроме того, отношения обмена между двумя конкретными лицами Джевонс предлагает рассматривать как отношения в целом "торгующих групп", забывая, что неизвестно, как в этом случае агрегируются функции полезности. Поэтому утверждение Джевонса о том, что абсолютная свобода обмена выгодна всем, представляется весьма некорректным.

Джевонс отрицательно относился к основной категории, анализируемой представителями классической школы, — категории ценности и предлагал поэтому исследовать не природу ценности, а отношение обмена.

Среди известных работ Джевонса следует вспомнить также "Принципы науки" и "Значительное падение ценности золота". В последней ученый впервые построил индекс цен, взвешенный по показателям базового года, за 50 лет. Большой интерес представляют его наблюдения, касающиеся влияния солнечной активности на деловую активность (солнечная активность влечет за собой повышение урожайности, а отсюда усиление экономической активности общества в целом). Джевонс, кроме того, выдвинул идею, согласно которой увеличение капитала равносильно продолжительности срока инвестирования. Производительность капитала у него — только функция от времени.

Леон Вальрас (1834—1910), математик по образованию, стал заниматься экономической теорией после того, как отец обратил его внимание на оригинальную работу французского математика О.Курно. Этот талантливый ученый был также и журналистом, и писателем, и директором банка. По происхождению он француз, но его часто называют швейцарским экономистом, поскольку много лет жизни (с 1870 г.) он отдал университету в Лозанне, возглавил лозаннскую школу экономистов-математиков.

Известность пришла к Вальрасу после выхода в свет его книги "Элементы чистой политической экономии" (1874), в которой впервые была предложена модель общего экономического равновесия на базе теории спроса и предложения. Вальрас показывает взаимосвязь в экономической системе различных рынков. Рынок, с его точки зрения, — это некий аукционщик, объявляющий цены и оценивающий спрос и предложение до тех пор, пока не наступит равновесие. Вальрас считает, что свободная рыночная экономика и без регулирования может достичь положения "общего равновесия", т.е. одновременного равновесия на всех рынках во всем хозяйстве. Теория общего рыночного равновесия отличается у Вальраса абсолютной изменчивостью всех экономических категорий и величин, т.е. она глубоко диалектична. Суть теории Вальраса отображена на схеме 5.

Схема 5. Равновесие Вальраса

В соответствии с этой теорией стоимость всегда относительна. По Вальрасу, она определяется сопоставлением интенсивности конкретной потребности в товаре с издержками его производства, при этом предполагается, что технологические возможности производства заданы и известны. Такое сопоставление осуществляется не по отдельности для каждого товара, но в целом для всех товаров в данной хозяйственной системе, т.е. потребность в данном товаре и соответственно спрос на него зависят также от наличия других товаров. Издержки производства данного товара, определяющие условия его предложения, зависят не только от технологии его собственного производства, но и от всех альтернативных возможностей использования потребляемых ресурсов. Следовательно, при данном уровне развития производительных сил стоимость определяется в точке равновесия между предельной общественной полезностью данного количества товара (с учетом воздействия на нее того или иного количества всех остальных товаров) и предельными общественными издержками производства этого количества (с учетом альтернативных возможностей использования потребляемых ресурсов), т.е. выступает как равенство спроса и предложения не по одному данному товару, а по всем товарам и услугам в экономике в целом.

Главным регулирующим механизмом в модели Вальраса является изменение структуры равновесных цен. Общий равновесный анализ — это как бы "моментальный снимок" экономической системы с заданными потребностями, ресурсами, технологией, т.е. данные параметры фиксированны и это помогает их математизации (система уравнений). Спрос на данный товар зависит не только от его цены, но и от цены на все остальные товары. Величина этого спроса — функция всех существующих в экономике цен. Вальрас разработал систему уравнений, представляющих собой условия равенства спроса и предложения на всех рынках в экономике с учетом бюджетного ограничения каждого потребителя и производителя. Доход каждого потребителя определяется количеством и ценой тех товаров и услуг (включая услуги труда или собственности), которые он продал на рынке. Поэтому потребитель не может купить товаров и услуг на сумму, большую, чем та, на которую он продал сам.

Общий рыночный спрос на каждые из товаров, услуг и факторов производства на рынке и их предложение — это совокупная сумма спроса в экономике. По стоимости она всегда будет равна совокупной сумме предложения. Это—закон Вальраса. И если у Сэя подобный закон предполагает, что предложение и спрос регулируются автоматически, в разработанную им систему не были введены деньги и ценные бумаги, то у Вальраса они включены в систему, а регулирующим механизмом выступает изменение равновесных цен.

Необходимо отметить огромный вклад Вальраса в разработку теории рынка. Недаром Й.Шумпетер назвал его книгу "священным писанием политэкономии". И действительно, Вальрас исследует систему не изолированного, а развитого товарного хозяйства, в котором предложение и спрос определяются им как количество товаров, соответственно предлагаемых и спрашиваемых при определенной цене. Влияние абсолютных потребностей на цену исключается. Вальрас рассуждает следующим образом.

Пусть Da, Db — спрос на товары а и b;

Sa, Sb — предложение товаров а и b;

Ра, Рb — цены товаров а и b;

— означает, что спрос на товар есть функция цены этого товара;

 

  — означает, что предложение есть произведение спроса на другой товар на его цену.

Рис. 3. Типы равновесии Вальраса

Спрос и предложение здесь соотносятся так же, как и в теории Сэя: поскольку деньги в систему явно не введены, одного товара предлагается столько, сколько будет спрашиваться другого, и наоборот. Кажцый товар выступает для другого эквивалентом его стоимости: Pa = Va/Vb, Pb =Vb/Va, где Va, Vb — меновые ценности товаров а и b.

Предложение и спрос в модели Вальраса неравноправны: предложение является зависимым от спроса, в то время как спрос зависит только от цены. В действительности предложение определяется не только влиянием спроса, но в значительной степени зависит от условий производства товаров.

Графически спрос и предложение можно представить так, как на рис. 3. Точки В" и В' описывают устойчивое равновесие (система при выходе из данных состояний возвращается в эти же состояния), точка В — неустойчивое равновесие (при выходе из этого состояния система приходит в точки В' и В"). Равновесная цена показана на графике как точка пересечения кривых спроса и предложения. Вальрас считает, что максимум эффективности по полезности для каждого участника обмена достигается тогда, когда отношение меновых ценностей товаров равно отношению их предельных полезностей.

Модель Вальраса отражает идеальное состояние равенства спроса и предложения при неразрывности актов купли-продажи, которое в действительности, как правило, нарушается. Вальрас писал, что "максимум полезности для всех, с одной стороны, и единство цены — с другой, для продуктов ли на товарном рынке, или для услуг на рынке услуг, или для доходов на рынке капиталов — таковы два условия, согласно которым мир экономических интересов самостоятельно стремится к установлению, подобно тому как притяжение в прямом отношении к массе и в обратном к квадрату расстояния есть двоякое условие, по которому устанавливается порядок в мире астрономических движений"6.

Заслугой Вальраса является постановка проблемы общего равновесия экономики как единой системы, в которой отдельные элементы связаны через разделение труда и обмен. Модель общего экономического равновесия Вальраса послужила основанием для развития целого направления в экономической теории, в рамках которого исследуются устойчивое глобальное динамическое равновесие, типы и факторы экономического роста. Влияние идей этого ученого хорошо заметно в работах А.Маршалла, других исследователей, разработавших неоклассические концепции экономического роста.

Недостатком Вальрасовой модели является то, что в ней показано готовое равновесие, но не описываются сами сделки, когда происходит нащупывание цен. Дж.Хикс отмечал, что Вальрас "мог сформулировать условия, касающиеся цен, установленных с учетом данных ресурсов и данных предпочтений, но он не объяснил, что случится, если вкусы и ресурсы изменятся"7. Сегодня ученые применительно к современным условиям исследуют такие вопросы: во-первых, может ли одной структуре потребления соответствовать не одна, а несколько систем меновых стоимостей; во-вторых, насколько устойчива равновесная система относительных цен, т.е. если какой-то внешний фактор нарушил равновесие, то вернется ли рынок к исходному равновесию после того, как воздействие прекратилось.

Ответы на эти вопросы были даны во второй половине 70-х — 80-х годах нашего столетия. Это стало возможным благодаря привлечению дифференциальной топологии* и ее подраздела, известного как теория катастроф. Были получены следующие выводы. Для подавляющего большинства случаев изменение равновесной системы относительных цен осуществляется плавно, эта система устойчива, и близко от нее нет другой равновесной системы. В то же время нельзя исключить малое количество критических моментов, когда небольшое изменение количества товара может привести к резкому скачку стоимости и тогда равновесие неустойчиво. Иными словами, одним и тем же исходным условиям экономической системы может соответствовать несколько систем равновесных цен.

Исключительно большое значение придавали модели Вальраса его ученик В.Парето, а также П.Самуэльсон, Й.Шумпетер, В.Леонтьев и др. "Вальрас первый нашел одну из этих систем уравнений, а именно ту, которая относится к свободной конкуренции; это капитальное открытие, — пишет В.Парето. — Конечно, наука уже развилась и будет беспрерывно развиваться в будущем, но это нисколько не умалит важности открытия Вальраса, точно так же как прогресс небесной механики нисколько не умалит значения "принципов Ньютона"9.

При использовании в экономических построениях категории абсолютной полезности всякий раз встает вопрос о единицах измерения этой полезности. Принцип невозможности количественного измерения абсолютной (кардинальной) полезности, необходимости относительного сопоставления полезностей через ранжирование положен в основу работ известного итальянского экономиста и социолога Вильфредо Парето (1848—1923).

В.Парето закончил Туринский университет с дипломом инженера и математика. Затем целых 18 лет он работал во Флоренции в качестве инженера-практика на железной дороге и металлургическом производстве. Знакомство с работами Л.Вальраса, О.Курно, Ф.Эджуорта и других пробудило в нем желание самому заняться исследованиями в области политэкономии. С 1893 г. по приглашению Вальраса Парето работал на кафедре политической экономии Лозаннского университета, а позднее возглавил эту кафедру. После получения большого наследства у него появилась возможность больше времени и сил отдавать не столько преподавательской, сколько научной работе. Основные научные труды Парето — "Курс политической экономии" (1898), "Учение политэкономии" (1906) и "Трактат по общей социологии" (1916).

Парето объявил ненаучным поиск причинно-следственных связей между экономическими явлениями и выступал исключительно за функциональный анализ.

По мнению Парето, цена складывается под влиянием не только полезности, но и издержек производства. При исследовании влияния полезности благ на их цены ученый использовал аппарат кривых безразличия, предложенный ранее Ф.Эджуортом. На рис. 4 х и у — количества двух взаимозаменяемых товаров. Кривая, которая объединит равнозначные два индивида комбинации (х, у), называется кривой безразличия. Можно построить целый набор таких кривых, которые описывают разные уровни благосостояния. Каждой кривой присваивается определенный ранг, числовое значение безразлично, главное, что кривая, описывающая более высокий уровень благосостояния, имеет больший ранг.

Рис. 4. Потребительские предпочтения Парето

Таким образом, Парето переходит от анализа кардинальной (абсолютной) полезности к анализу полезности ординальной (относительной). С этой его идеи начался переход к категории потребительского предпочтения, что дает возможность количественного-анализа.

По Парето, каждый потребитель имеет свой порядок предпочтений в отношении всей совокупности товаров и услуг на рынке (существуют определенная последовательность и рациональность выбора). Он выбирает между товарами, между наборами. Некоторые из них представляются потребителю равноценными. Например, он может предпочесть три бутылки вина одному бифштексу, а два бифштекса — одной бутылке вина, но ему трудно сделать выбор между набором из двух бутылок вина и одним бифштексом, с одной стороны, и одной бутылки вина и полутора бифштексами — с другой; он равно согласен на то и другое, т.е. ему сейчас безразлично, какой из двух наборов он получит, так как оба лежат на одной кривой безразличия.

На рис. 4 изображено несколько кривых безразличия — I0, I1, I2. На I0 каждая ее точка (например, Р) — это определенный набор из товаров х (например, вино) и у (например, бифштексы). Множество всех точек данной кривой — это множество таких наборов, которые равноценны для потребителя. На каждой из других кривых есть точка, которая соответствует большему количеству одновременно и товара х, и товара у, чем на предыдущей кривой. Например, 2,5 бутылки вина + 1,5 бифштекса или 1,5 бутылки вина + 1,75 бифштекса. Поскольку большее количество всегда предпочитается меньшему, постольку каждый набор кривой I, предпочтительнее любого набора кривой I0.

Кроме этого, существует бюджетное ограничение потребителя, согласно которому он может купить на сумму, не большую, чем та, на которую продал сам. Рынок задает определенную систему потребительских цен. Бюджетное ограничение в виде прямой DD — эта тот предел, свыше которого потребитель не может купить, так как ограничен собственным доходом. И тогда он будет стремиться оказаться на максимально высокой кривой безразличия. Точка Р — точка касания с бюджетной границей. DD — это и будет граница равновесия потребителя, так как более высокие кривые (например, I1) при данной системе цен вообще недостижимы, а любая другая точка бюджетной границы DD менее оптимальна, чем точка Р. Спрос в точке Р на товар у составляет величину а, а на товар х — величину b.

Кривая предпочтения указывает на выбор той структуры потребления, которая, с одной стороны, находится на пересечении кривой безразличия и кривой предпочтения, а с другой — ограничивается уровнем дохода.

В зависимости от набора товаров (взаимозаменяемые, дополняемые и т.д.) кривые безразличия могут иметь разный вид. Чтобы найти оптимальное соотношение в обмене двух товаров, приравниваем к нулю первую производную функции F(x, у) = Z, описывающей кривую безразличия:

dF/dx x dx + dF/dy x dy = 0;

dF/dx : dF/dy = - dy/dx -

это уравнение обмена Джевонса, применяемое в том случае, если функция F(x, у) выражает общую полезность запаса благ. Если

dy/dx = Рх/Ру,

то

dF/dx: dF/dy = Рх/Ру —

это уравнение Вальраса.

При неопределенности функции общей полезности F Парето, по существу, не вносит в теорию обмена ничего нового по сравнению с предшественниками. При этом, утверждая, что предельные полезности обмениваемых товаров в оптимальном случае относятся друг к другу как цены, с порядковыми величинами (рангами) он поступает так же, как с обычными количественными. Кроме того, считая возможным сравнение различных наборов благ, лежащих на одной кривой безразличия, он предполагает возможность абсолютного соизмерения полезностей.

Парето ввел критерий благосостояния, называемый в литературе оптимумом Парето. Смысл его в том, что если повысилось благосостояние даже одного члена общества, то и общее благосостояние выросло, и наоборот: при падении уровня благосостояния только одного человека благосостояние общества в целом уменьшится. Парето имеет в виду общественную максимальную полезность, которая тесно связана с индивидуальной полезностью, с индивидуальным благосостоянием. Следовательно, оптимум Парето дает возможность оценить такие изменения, которые либо улучшают общее благосостояние, либо не ухудшают благосостояния всех с улучшением благосостояния по крайней мере одного человека. М.Блауг замечает по этому поводу: "Изменение, которое дает выгоду одним людям, но приносит ущерб другим, теперь может быть сочтено приростом общего благосостояния, если выигравшие могут компенсировать ущерб проигравшим так, что последние добровольно примут это изменение; после того, как сделаны компенсационные платежи, выигравшим становится лучше, а проигравшим не становится хуже"10.

В настоящее время в экономической науке используются предложенный ученым метод потребительских предпочтений и оптимум Парето, который позволяет принимать оптимальные решения, касающиеся максимизации прибыли. В целом же теория полезности сейчас воспринимается скорее как теория спроса, но не как теория стоимости. Теория обмена Парето, нетрадиционная по форме, оказывается весьма традиционной по содержанию.

Из русских экономистов, работавших в рамках маржинализма, наиболее известен М.И.Туган-Барановский (1865—1919). Основные его труды в области политэкономии — это "Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь" (1894), "Теоретические основы марксизма" (1905), "Основы политической экономии" (1917). Туган-Барановский пытался в своей концепции соединить два подхода к определению стоимости: теорию предельной полезности и трудовую теорию стоимости, объективную теорию Рикардо и субъективную теорию Менгера. Он сформулировал следующую теорему: при рациональном ведении производства предельные полезности благ должны быть пропорциональны их трудовым стоимостям (под трудовыми стоимостями Туган-Барановский понимал затраты труда на производство продукта).

Доказательство данной теоремы строилось следующим образом. Пусть два товара — А и В — имеют равную полезность, описываемую для отдельных единиц продуктов убывающим рядом: 10, 9, 8, 7, ... — но разную стоимость: А стоит два часа, В стоит один час. Рабочий день равен восьми часам. Тогда первые шесть часов будет производиться товар В, поскольку общая сумма полученной полезности для него больше, чем для товара А: (10+9+8+7+6+5)>10+9+8. В последние два часа производится товар А, так как общая сумма полезности для него будет больше: 10 > (4+3). Предельная полезность товара В равна 5, товара А — 10. Поскольку 10/5 = 2/1, постольку предельные полезности соотносятся так же, как трудовые стоимости.

Данный вывод получен для случая рациональной организации производства с ориентацией на максимум совокупной полезности. Однако сама теорема и ее доказательство построены на нереальных предпосылках. Во-первых, при изменении продолжительности рабочего дня полученный результат изменится. Все выводы маржиналистов базируются на фиксации либо общего объема предложения, либо длины рабочего дня — в противном случае приоритет потребления над производством теряется. Во-вторых, способ количественного измерения и соизмерения полезностей не предлагается. Поэтому ряд убывающей полезности весьма условен. В-третьих, предполагается возможность существования нетоварного хозяйства с централизованным управлением, занимающимся непосредственно соизмерением полезности продукта и затрат труда на его производство и в соответствии с этим распределяющим труд между отраслями народного хозяйства, и именно такое хозяйство описывается.

Честь русской экономической науке делает вклад М.И.Туган-Барановского в разработку теории промышленных циклов. Недаром Э.Хансен писал о появлении в конце XIX в. двух выдающихся работ, которые открыли новую эпоху в методах экономического исследования и в теории промышленных циклов, имея в виду работу К.Викселя "Процент и товарные цены" (1898) и работу М.И.Туган-Барановского "Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь" (1894)11. Туган-Барановский считал, что промышленный цикл связан в первую очередь с "периодическим созданием нового основного капитала". Движение ссудного капитала, ограниченность банковских ресурсов сковывают возможности инвестирования и приводят к кризисам. Э.Хансен отмечает, что теория Туган-Барановского "ворвалась в науку, как свежий морской ветер. Он правильно указал на главную особенность цикла — колебания размеров инвестиций (курсив наш. — Авт.). Эти суждения знаменуют собой поворотный пункт в теории экономического цикла"12.

Привлекает в работе этого русского экономиста и его попытка выделить в уже существовавших теориях кризисов три группы: теории производства (Джевонс), теории обмена, кредита и денежного обращения (де Левеле, Жюглар) и теории распределения дохода (Сисмонди, Родбертус) — и проанализировать их.

В теории Джевонса, который связывал периодичность кризисов с периодичностью появления солнечных пятен, Туган-Барановский отмечает натяжки, не подтверждающиеся фактами. Он утверждает, что промышленные циклы вообще не отличаются строгой периодичностью, а их колебания связаны с особенностями самой экономики.

С теорией де Левеле Туган-Барановский просто не согласен. Де Левеле считает, что кризисам неизменно предшествует отлив золота за границу. Туган-Барановский замечает, что изменения в платежном балансе на самом деле суть производные явления, которые сами нуждаются в объяснении.

Что касается теории Жюглара, то русский ученый высоко оценивает отмеченную им безусловную периодичность промышленных колебаний в Англии, Франции и Соединенных Штатах Америки. Жюглар указывал на периодическое колебание товарных цен как на причину кризисов. Вместе с тем, как считает Туган-Барановский, Жюглар не дал объяснения этого главного фактора, составляющего основу кризисов, — фактора колебания цен. Следует подчеркнуть, что на самом деле Туган-Барановский недооценил заслуги Жюглара, который первым из исследователей понял, что речь должна идти не просто о кризисах, а именно о цикле.

Сисмонди причиной кризиса считал недопотребление, обусловленное бедностью масс. Туган-Барановский отмечает, что если бы экономическая действительность соответствовала этой теории, то бедность народа исключала бы всякую возможность расширения промышленности, а застой в промышленности стал бы хроническим. В действительности производство быстро растет, несмотря на перерывы, вызванные периодами депрессии.

Родбертус в качестве причины кризисов называл сокращение доли рабочих с развитием научно-технического прогресса, т.е. отсутствие пропорциональности в распределении продукта. Но теория Родбертуса расходится с фактами. В периоды процветания зарплата у рабочих повышается. Кроме того, от кризисов наиболее страдают те отрасли промышленности, которые производят капитальные блага, а не отрасли, производящие потребительские товары для рабочих.

Анализ всех этих теорий привел Туган-Барановского к выводу, что они не объясняют цикл и его колебания. Недаром в послесловии к своей книге Туган-Барановский называет промышленный цикл самым загадочным явлением в современной экономической жизни, все еще не объясненным экономической наукой.

В теории Туган-Барановского движущей силой развития экономики является инвестирование. Когда эта сила начинает действовать, она увлекает за собой все другие отрасли экономики, в том числе отрасли, производящие потребительские товары. И здесь явно речь идет о мультипликативном эффекте, который позднее описал Дж.Кейнс. Туган-Барановский называет три источника финансирования экспансии: праздно лежащие капиталы, рост текущего сбережения, производимого из выросшего дохода, и расширение банковского кредита. Колебания потребления ученый связывает с колебаниями размеров инвестиций, хотя и не рассматривает подробно функцию потребления.

Влияние теории циклов Туган-Барановского, несмотря на ее отдельные погрешности, отчетливо прослеживается в работах А.Шпитгофа, Г.Касселя и других экономистов первой трети XX в.


Оцените книгу: 1 2 3 4 5