Название: История экономических учений

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 6481


3. феномен николая бухарина

Революционные процессы на начальных этапах чрезвычайно многообразны и быстротечны. В 1921 г. В.И.Ленин говорил о событиях 1918 г. как о давно прошедшем времени4. Резкие изменения в ленинской экономической политике иной раз заставали врасплох даже самых близких ему людей. История большевистской партии знает много характерных примеров метания от одной крайности к другой. При этом нет оснований сомневаться в искренности намерений, лежащих в основе этих перемен. Думается, что особые исторические условия развертывания революционного процесса в сочетании с метафизичностью мышления некоторых деятелей российской революции — главные причины искренних заблуждений.

В истории большевистской партии ярчайшим примером такого рода искренних "шатаний" является теоретическая и, в гораздо меньшей степени, практическая деятельность Николая Ивановича Бухарина (1888—1938). Н.И.Бухарин как экономист — наиболее яркая и колоритная фигура послереволюционных лет. Будучи в первые годы Советской власти "левым коммунистом", Бухарин быстро эволюционировал вправо. (Но место на левом фланге не осталось пустым: его прочно заняли троцкисты, против которых блестяще в свое время выступил Бухарин.)

Свои левокоммунистические взгляды Н.И.Бухарин выразил в 1920 г. в большомтруде "Экономика переходного периода", который в целом понравился В.И.Ленину. Известно, что практика "военного коммунизма" существенно повлияла на большевистскую идеологию. Даже Ленин в какие-то моменты мог поверить в возможность "штурмовым способом" перейти непосредственно к социалистическому производству.

Книга Бухарина отражает господствовавшие настроения того времени. Бухарин фактически отрицает товарную "смычку" между пролетариатом и крестьянством. Он пишет: "Диктатура пролетариата неизбежно сопровождается скрытой или более или менее открытой борьбой между организующей тенденцией пролетариата и товарно-анархистской тенденцией крестьянства". Товарно-денежным отношениям вовсе нет места в социалистической экономике, утверждает он далее. Ресурсы же для социалистического строительства можно мобилизовать только "при помощи государственно-пролетарского принуждения"5.

Взаимоотношения рабочего класса и всего крестьянства Бухарин рисует как постоянную классовую борьбу, осложненную внутренними конфликтами в самом крестьянстве. Именно в работе "Экономика переходного периода" Бухарин согласился с необходимостью "первоначального социалистического накопления", троцкистской идеей, означавшей фактическую экспроприацию крестьянства. При этом все крестьянство он называет "величайшим тормозом в период строительства коммунистических производственных отношений"6. Бухарин не признает никаких переходных форм движения к социализму, полностью отрицает государственно-капиталистические рычаги организации производства и приходит к "ультрареволюционному" выводу: "государственное принуждение при пролетарской диктатуре есть метод строительства коммунистического общества"7.

Книга вышла, но время "военного коммунизма" в его крайних проявлениях уже кончилось. Автор опоздал. В рецензии на эту книгу М.Ольминский писал, что "очень ненадежны были бы коммунисты, которых загнали в коммунизм угрозой расстрела"8.

Уже в конце 1920 г. В.И.Ленин заявляет о необходимости возврата к принципам мирного социалистического строительства, провозглашенным весной 1918 г., до гражданской войны и интервенции. Х съезд РКП(б) сделал решительный поворот к нэпу. Недолго поколебавшись, Бухарин как дисциплинированный партиец начинает осваивать идеи нэпа. Но в этом он теряет чувство меры: его отход от крайне левой позиции осуществляется с необыкновенным ускорением. Сначала Бухарин видит в нэпе только политику роста мелкотоварного производства, только метод получения дополнительной продукции9. В 1924 г. он уже говорит об "уравновешивании социально-классовых элементов"10, а в статье "Ленин как марксист" (1924) пишет о полном изживании и отмирании социальных противоречий в условиях нэпа. Такая позиция, во-первых, не была адекватным отражением сложных противоречий в социально-экономическом организме нэповской России. И во-вторых, подобный "равновесный" подход не мог понравиться ортодоксальным большевистским руководителям.

17 апреля 1925 г. Н.И.Бухарин выступает с докладом, ознаменовавшим резкое его "поправение". Именно тогда он бросил свой знаменитый лозунг "Обогащайтесь!", обращенный ко всему крестьянству без каких-либо различий в его социально-классовом составе. Насколько хорошо этот лозунг был бы воспринят сегодня, настолько отрицательно отнеслись к нему товарищи по партии тогда. Ведь Бухарин призвал больше помогать кулакам, сельской буржуазии: "Мы ему (кулаку. — Авт.) оказываем помощь, но и он нам, — пишет Бухарин. — В конце концов, может быть, и внук кулака скажет нам спасибо, что мы с ним так обошлись"11.

В эти же дни, выступая на пленуме МК РКП(б), Бухарин говорил: "Думаю, что даже кулацкая кооперация будет врастать в нашу систему". При этом, по его мнению, все кооперативные организации, так же как и профсоюзы, должны быть "независимы от государственных учреждений"12. Знавшие Бухарина (а знали его многие, ведь он был редактором газеты "Правда") помнили, что пять лет назад он утверждал обратное: "И профессиональные союзы, и кооперативы должны развиваться по пути к превращению их в экономические отделы и органы государственной власти, т.е. по пути своего огосударствления"13. И еще: "Огосударствление профессиональных союзов и фактическое огосударствление всех массовых организаций пролетариата вытекает из самой внутренней логики трансформационного процесса"14.

В 1921 г., в самом начале нэпа, Бухарин критиковал всех, кто мечтал о мирном врастании непролетарских слоев и классов в социализм15. Теперь, в 1925 г., он говорит не только о врастании кулака в социализм. Он откровенно заявляет, что делает ставку на кулака"16. А поскольку кулак может существовать только в условиях рынка, Бухарин вполне логично приходит к выводу, что в экономике переходного периода должны развиваться только рыночные формы связи. "Мы придем к социализму через процесс обращения, а не непосредственно через процесс производства"17, — пишет Бухарин, экономист, который совсем недавно вовсе отрицал товарно-денежные отношения в условиях перехода к социализму.

На первый взгляд кажется, что с этими идеями Н.И.Бухарина надо согласиться: они соответствовали задачам рыночного развития страны. Но за Бухариным невозможно было следовать — как только на него сильно "наседали" товарищи по партии, он тут же отказывался от собственных взглядов и публично призывал к противоположным действиям. В том же 1925 г. Бухарин отказывается от лозунга "Обогащайтесь!", считая его ошибочным''18. В октябре 1926 г. он уже критикует Л.Каменева за то, что тот преувеличивает возможности частнокапиталистического хозяйства как источника накоплений для индустриализации19. Правда, через год Бухарин мужественно выступил против сталинского понимания индустриализации и коллективизации. Но осуждение его партийной верхушкой в 1928 г. вновь заставило его сменить позиции, заняться самокритикой и "освоением" теперь уже сталинских установок.

В 1928 г. выходит книга Бухарина "К вопросу о закономерностях переходного периода". В ней автор подчеркивает свою приверженность идее директивного планового руководства народным хозяйством, восстанавливает в правах свои левокоммунистические взгляды относительно того, что в переходный период "стихийные регуляторы сменяются сознательными, т.е. экономической политикой пролетарского государства". Человек, совсем недавно требовавший подчинения экономической политики объективным законам воспроизводственного процесса, теперь пишет: "Завоевание власти пролетариатом и "экспроприация экспроприаторов" есть предпосылка для того, чтобы начался процесс линяния общественных законов. Этот процесс имеет своей базой рост государственного хозяйства и его влияния"20. В 1932 г. Бухарин становится настоящим апологетом государственного планового хозяйства, отрицающим какое-либо воздействие рынка на социалистическую экономику. "Будущее, — пишет он, — предстоит как план, как цель, каузальная связь реализуется через общественную теологию; закономерность... реализуется через организованное в общественном масштабе действие... В социалистическом обществе теоретическое предвиденье может сразу стать нормой действия в масштабе всего общества, т.е. в масштабе "целого". Тем самым дана возможность слияния теории и практики"21.

Круг замкнулся. Начав в первые годы Советской власти с апологии государственной экономической политики, Бухарин вернулся к ней, пройдя внушительный этап увлечения стихийными процессами рыночной экономики.

Феномен Николая Бухарина потрясает. Сделав за пять лет бросок от леворадикальной идеологии к правой концепции, он потом — в следующие пять лет — снова вернулся к левой точке зрения на всемогущество государственной политики.

Крайности в теории так или иначе приводили и приводят к экстремизму в практике. Но есть экстремизм людей, твердых в своих убеждениях. Так, Л.Д.Троцкий и троцкисты всегда стояли на крайне левых позициях, всегда были "левее" Ленина и партии. Их упорство было упорством принципиальных противников. А есть экстремизм людей, мечущихся от одной крайности к другой. Этот экстремизм еще более трагичен, особенно если он основан на искренних заблуждениях. Ведь в конечном итоге Бухарин стремился быть в русле партийной политики. Но он всегда делал "лишние", за пределами реализуемого, шаги, а потом, с опозданием начиная движение в обратном направлении, снова не мог вовремя остановиться и доходил до противоположной крайности.


Оцените книгу: 1 2 3 4 5