Название: История экономических учений

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 6456


2. динамизация теории кейнса

В конце 60-х — начале 70-х годов в экономике наступила стагфляция, т.е. инфляция во время кризиса перепроизводства, или одновременное существование инфляции и неполной занятости факторов производства. Инфляция стала самой серьезной проблемой для правительств стран Запада. Методы кейнсианского регулирования экономики не подходили для ее разрешения, поэтому начинается поиск новых методов достижения сбалансированности экономики. И если в период всеобщего увлечения идеями Кейнса многие говорили, что следует мириться с неполной занятостью во имя экономического роста, как мы миримся с розой, несмотря на ее шипы, то теперь все стали видеть одни шипы. Именно в это время возрождается интерес к неоклассическим теориям, но влияние кейнсианства ощущается на всех последующих теориях.

Экономисты пытаются встроить теорию инфляции в экономическую систему Кейнса, и это плодотворная идея. В работе "Мистер Кейнс и классики: предполагаемая интерпретация" (1939) Дж.Хикс вводит понятие неоклассического синтеза, смысл которого в том, что неоклассический синтез — это общая экономическая теория, а теории Кейнса и неоклассиков — лишь ее частные случаи. В периоды экономических подъемов, когда уровень процентавысок и практически полностью загружены производственные мощности, используются методы кредитно-денежного регулирования экономики, предлагаемые в рамках неоклассической теории. В условиях застоя и кризиса, когда равновесие экономики существует при неполной занятости, используются методы бюджетного регулирования, разработанные в теории Кейнса.

2.1. Классификация направлений кейнсианства

Кейнсианство далеко не однородно. Существуют теории так называемых ортодоксальных кейнсианцев, наиболее полно принимающих идеи Кейнса (Дж.Хикс, А.Филлипс и др.), наряду с этим выделяют неокейнсианство (Р.Харрод, Е.Домар, Э.Хансен), левое кейнсианство (Н.Калдор, П.Сраффа, Дж.Робинсон), посткейнси-анство (П.Дэвидсон, Х.Мински, Р.Клауэр, А.Лейонхуфвуд, С.Вайнтрауб), новую кембриджскую школу (У.Годли, К.Куттс, М.Фезерстон и др.). Эти ветви имеют не только различия — в них можно увидеть и достаточно близкие подходы к пониманию роли инвестиций и сбережений, а также роли государства, поэтому, например, левое кейнсианство позднее растворилось в более широком течении — посткейнсианстве. Так или иначе, всем названным течениям дали мощный заряд идеи Кейнса. В 40—60-е годы XX в., когда экономика главных капиталистических стран развивалась достаточно стабильно, многие экономисты считали это результатом применения идей Кейнса на практике, а позднее, когда кризисы подорвали оптимизм общества, необходимость новых идей стала особенно очевидной.

Кейнсианство развивается по двум направлениям: в русле первого предпринимаются попытки создать некую общую теорию из теорий Кейнса и неоклассиков, а второе отражает стремление динамизировать теорию Кейнса, с тем чтобы сгладить упомянутые выше ее недостатки и противоречия. Первое направление реализуется в работах Дж.Хикса и Э.Филлипса.

2.2. Циклы Хикса

Джон Ричард Хикс (1904—1989) получил образование в Оксфорде, преподавал в Лондонской экономической школе, в Кембриджском, Оксфордском и Манчестерском университетах. В 1972 г. он стал лауреатом Нобелевской премии по экономике.

Основное внимание Хикс уделяет мультипликатору инвестиций, предпочтению ликвидности и инфляции, их месту в теории экономической динамики, в теории циклов. Этим проблемам посвящены, в частности, его работы "Стоимость и капитал" (1939), "Вклад в теорию торгового цикла" (1950). В книге "Вклад в теорию торгового цикла" Хикс различает свободные и вынужденные циклы. Свободный цикл затухает сам по себе вследствие низкого уровня автономных инвестиций, слабого мультипликатора или слабого акселератора. Вынужденный цикл, приводимый в движение мощными силами расширения, ограничивается полным использованием мощности производства, и поскольку это необходимо влечет за собой задержку в росте объема продукции, постольку акселератор действует в сторону уменьшения инвестиций, а это порождает понижательное движение экономики в целом. В работе "Стоимость и капитал" Хикс соединяет идеи мультипликатора, акселератора, автономных инвестиций и запаздывающих линейных функций.

Таким образом, он исследует, как осуществляется переход от одного состояния равновесия к другому. Вводя понятие "запаздывание во времени", Хикс определяет потребление как фиксированную долю в доходе за предыдущий период — в этом случае потребление вызовет соответствующее увеличение инвестиций. В движении экономики Хикс выделяет три стадии: 1) повышенный спрос без новых капиталовложений за счет исчерпания оборотного капитала; 2) осуществление новых инвестиций для удовлетворения нового спроса; 3) вытекающая отсюда серия колебаний. Высшей точкой подъема он считает состояние полного использования ресурсов.

Центральная идея у Хикса — идея высшей точки развития, "потолка" и связанных с ним ограничений. Циклы в трактовке этого исследователя отличаются друг от друга числом и длительностью запаздываний во времени, а также коэффициентами разных функций. Хикс считает, что в системе "уровень процента — выпуск продукции" равновесный уровень находится в точке пересечения кривых функций ликвидности и уровня сбережений. Он показывает неэффективность чрезмерного предложения денег для "подстегивания" экономики, что в сочетании с выявленными барьерами экономического роста, не связанными с трудовыми ресурсами, и обусловливает стагфляцию, не объяснимую на основе теории Кейнса.

В статье "Мистер Кейнс и классики: предполагаемая интерпретация" Хикс приводит диаграмму из кривых IS — LM. Он считает, что эта диаграмма выражает сущность теории Кейнса, однако не связывает ее, в отличие от Кейнса, с рынком труда. Позднее Э.Хансен включил в эту знаменитую диаграмму уравнение спроса и предложения на рынке труда. Полученную модель стали называть моделью Хикса—Хансена. Если не учитывать государственного сектора, она представлена в пяти уравнениях:

Для упрощения Y понимаем как чистый национальный продукт (ЧНП) в постоянных ценах (или совокупный денежный доход, деленный на индекс цен товаров и услуг, включаемых в ЧНП); С — это реальное потребление; N — труд (число работников); W— совокупные расходы на зарплату в денежном выражении; r — ставка процента; Р — средний уровень цен в определенный отрезок времени; I — инвестиции; L — ликвидность; Dn — спрос на деньги. В этой модели труд выступает единственным переменным фактором производства. Спрос и предложение труда являются функциями реальной зарплаты, а по сути, и все приведенные уравнения являются функциями реальных величин.

Идеи Хикса получили широкое распространение. Недаром стали говорить о "хиксианском кейнсианстве".

2.3. Кривая Филлипса

Много споров вызвала статья английского экономиста Алвина Филлипса, опубликованная в 1958 г.7 На основе анализа статистических данных по Великобритании за 1861—1913 гг. ученый выдвинул утверждение, что существует стабильная зависимость изменения зарплаты от уровня безработицы, а определенные таким образом темпы роста зарплаты, в свою очередь, оказывают решающее влияние на скорость развития инфляции.

Филлипс рассматривает соотношение между долей безработных в совокупной численности самодеятельного населения и часовыми ставками зарплаты, а также индексом потребительских цен (рис. 10) и выявляет такую зависимость: высокие темпы инфляции должны сопровождаться низким уровнем безработицы, и наоборот. Само утверждение не ново, так как известно, что во время экономического кризиса цены падают, а во время подъема — растут. Но здесь важно следующее: полученная кривая имеет отрицательный наклон, что показывает обратную связь между этими переменными. Это значит, что когда уровень безработицы низок и рынок труда динамичен, денежная зарплата должна расти, а при высоком уровне безработицы и вялом рынке труда зарплата не только не растет, но падает. Таким образом, Филлипс впервые установил, что рост денежной зарплаты может происходить при заметном уровне безработицы.

Положение о кривой Филлипс обосновывал, во-первых, несбалансированностью рынков труда (по структуре и географически) и, во-вторых, господством на рынке труда профсоюзов и крупного бизнеса (это влияет на повышение цен и зарплаты). Ученый выяснил, что в Англии тенденция к росту зарплаты проявилась задолго до достижения полной занятости — этот рост начинался при уровне безработицы около 5,5\% (на рис. 10 — в точке, где кривая Филлипса пересекает горизонтальную линию, означающую нулевой рост денежной зарплаты). Коллеги Филлипса по Лондонской экономической школе продолжили его исследования, проанализировав ситуацию до конца 50-х годов, и пришли к выводу, что он был прав и что уровень полной занятости на самом деле еще ниже.

Рис. 10. Кривая Филлипса

Сначала безработицу связывали с изменениями зарплаты, но позднее экономисты стали говорить об отношении между ценами и безработицей, так как вычли из показателей темпов изменений денежной зарплаты более или менее устойчивый тренд, характеризующий темп роста производительности труда. Это выразилось на графике в сдвиге кривой вниз, где она пересекает горизонтальную линию, что отражает нулевой темп роста цен (нулевую инфляцию) при норме безработицы 2,5\% для Англии и 4\% — для США. Стало ясно, что стабильность цен и безработицы несовместимы. Отсюда вывод: достижение "полной занятости" без инфляции невозможно.

В период стагфляции кривая изменяет свое положение. Причины такого изменения Филлипс не смог объяснить, это сделал Милтон Фридмен. В 1968 г. в работе "Роль денежной политики" этот исследователь впервые вводит понятие "естественный уровень безработицы", имея в виду такой уровень добровольной безработицы, при котором "рынок труда расчищается, а уровень реальной зарплаты соответствует равновесию на всех рынках"8. Значит ли это, что естественная норма безработицы носит неизменный характер? Очевидно, нет, так как на нее влияют институциональные факторы, а именно действие закона "О минимальной зарплате", а также политика профсоюзов. Естественной нормой безработицы Фридмен считает такую норму, которая при данной структуре спроса и предложения удерживает реальную зарплату и при нулевом приросте производительности труда поддерживает неизменный уровень цен. По расчетам Фридмена, естественный уровень безработицы составляет 5,5\%. В долгосрочной перспективе кривая Филлипса принимает вертикальный характер при уровне безработицы, равном инфляции, и это тот уровень (единственный), при котором ожидаемый темп инфляции равен фактическому.

В связи с этим экономическая политика правительства не должна базироваться на управлении спросом (как это рекомендовал Кейнс) для достижения "полной занятости", поскольку естественная норма безработицы — это самый низкий уровень безработицы, который можно какое-то время сохранять, не вызывая инфляцию. Эмпирические расчеты показали, что попытка снизить безработицу ниже естественного уровня, составляющего 5,5\%, приведет к всплеску инфляции. Оптимальной целью, считает Фридмен, должно быть достижение нулевой инфляции. Нужна деинфляционная политика, при которой использование производственных мощностей снизится, а безработица возрастет. Это должно продолжаться до тех пор, пока в условиях снижающейся инфляции люди не начнут снижать свои инфляционные ожидания до уровня падающего темпа инфляции. По мнению Фридмена, это не может продолжаться долго. Ученый предлагает в переходный период производить всеобщую индексацию цен и зарплат, в результате чего кривая Филлипса вновь станет вертикальной.

Между тем события 70—80-х годов позволяют предположить отсутствие явной обратной связи между уровнями инфляции и безработицы, Ряд экономистов утверждают, что в период 1970—1988 гг. кривая Филлипса смещается вправо — это менее желательное положение, когда каждый данный уровень безработицы сопровождается более высоким уровнем инфляции.

Обострения стагфляции некоторые экономисты объясняют шоками предложения. Фридмен причину стагфляции видит в ошибках государственного регулирования экономики.

Появление работы Филлипса привело к тому, что стали говорить об инфляции при относительно низком уровне безработицы как о нормальном и закономерном явлении. Вместе с тем следует отметить, что кривая Филлипса допускает разные теоретические толкования инфляции и связи темпа роста цен с рынком рабочей силы. Она предполагает набор равновесных ситуаций, но в содержание понятия "хозяйственное равновесие" теперь включается кроме существования определенного (4—5\%) числа безработных также и хроническая инфляция. В условиях, когда безработица невелика, зависимость изменений зарплаты от изменения цен на потребительские товары более существенна, чем зависимость от безработицы.

При значительной инфляции кривая Филлипса может изменить свое положение: рост цен будет сопровождаться не снижением, а повышением доли безработных, продвижение пойдет не вдоль кривой, а от одной кривой к другой. Это положение особенно характерно для состояния гиперинфляции (в это время цены растут столь быстро, что сдерживают рост занятости в важнейших отраслях экономики).

2.4. "Хансеновская революция"

Существенный вклад в динамизацию кейнсианской теории сделал американский экономист Элвин Хансен (1887—1976), "простой парень с фермы", как однажды выразился он сам. Хансен родился в Южной Дакоте, в семье фермеров — датских эмигрантов. Он учился в колледже, затем в Висконсинском университете, но из-за недостатка денежных средств в его образовании были перерывы. Хансен занимался преподавательской и исследовательской деятельностью в университете Миннесоты, а позднее — в Гарвардском университете и в Бомбейском (Индия). За это время он опубликовал ряд серьезных работ — "Экономическая стабилизация в неустойчивом мире" (1938), "Фискальная политика и промышленный цикл" (1941) и др. Мировую известность ученому принесла монография "Экономические циклы и национальный доход" (1951).

Влияние Хансена на общественную и научную жизнь США осуществлялось через его преподавательскую деятельность. П.Самуэльсон писал, что среди экономистов, сыгравших ключевую роль в развитии теории национального дохода, примерно двое из трех прошли школу Хансена. Его семинары для аспирантов в Гарвардском университете превращались в интеллектуальную дуэль, все отмечали его демократизм и образный яркий язык. Хансен оказал немалое влияние и на экономическую политику правительства своей страны. После второй мировой войны он боролся за "полную занятость", в результате в 1946 г. был принят "Акт о занятости", в котором борьба с безработицей провозглашалась первоочередной задачей правительства. В разные годы Хансен был президентом Американской экономической ассоциации, вице-президентом статистической ассоциации. Этот выдающийся экономист-теоретик, по словам П.Самуэльсона, внес "наиболее значительный и оригинальный вклад в теорию определения дохода и в макроэкономику в целом"9. А Дж.Тобин писал о "хансеновской революции" в экономической политике.

Наибольшую известность Хансен получил в связи с исследованиями теории цикла, результаты которых отражены в его работах "Фискальная политика и промышленный цикл", "Экономическая политика и полная занятость" (1947) и наиболее известной — "Экономические циклы и национальный доход". Иногда Хансена называют "американским Кейнсом", так как многие американские экономисты именно по Хансену определяют движущие силы экономики. Главным фактором, связанным с колебаниями цикла, он считает изменения в реальных инвестициях, т.е. изменения в производстве средств производства, запасах и объеме жилищного строительства. Хансен различает большие и малые колебания. Малые колебания он связывает с изменениями в уровне запасов. Изменения в строительных циклах могут накладываться на большие колебания, что приводит экономику к длительной депрессии.

Денежным факторам Хансен отводит второстепенную роль в длительных циклических колебаниях. Основной причиной таких колебаний он считает технический прогресс и нововведения, которые влияют на реальные инвестиции. Для движения экономики нужна непрерывность инвестирования. Хансен различает стимулированные инвестиции как функцию изменения производства во времени, автономные инвестиции как функцию темпов роста населения, использования ресурсов и технического прогресса и государственные инвестиции. Если малы автономные инвестиции, то растет угроза постоянной стагнации, и тогда выход заключается в увеличении государственных инвестиций. Чем выше уровень национального дохода, считает Хансен, тем больше возможностей для инвестирования. В отличие от Кейнса, он рассматривает зависимость, обратную мультипликатору, которую называет акселератором (или сверхмультипликатором):

b = DI/DY,

где b — акселератор; Y — прирост национального дохода; I — прирост инвестиций.

Хансеновская модель экономических циклов учитывает действие и мультипликатора, и акселератора и выглядит так: научно-технический прогресс (НТП) — автономные инвестиции — мультипликативно-акселерационный кумулятивный процесс экономического роста — исчерпание бума — обратный кумулятивный процесс (спад) — толчок к производственным инвестициям и новый виток НТП — вновь кумулятивный рост. Это можно выразить формулой:

DIt-1 K DYt  b DIt+1

где К — мультипликатор; b — акселератор.

Таким образом, основанием цикла Хансен считает научно-технический прогресс. Однако не всегда цикл в движении основного капитала связан с движением новых технологий. Кроме того, Хансен уделяет мало внимания динамике денежной массы и цен и их воздействию на цикл. Его предположение, что эффект инвестиций полностью воплощается в росте национального дохода при малой изменчивости зарплаты и цен, достаточно спорно.

Хансен считает, что существуют внутренние механизмы циклических колебаний. "Современный анализ, — пишет исследователь, — обнаруживает, что пока экономика остается динамичной, пока требования роста и прогресса вызывают большие расходы на инвестиции, до тех пор будут действовать могущественные силы, порождающие циклические колебания. Нельзя поэтому рассматривать цикл как патологическое состояние. Он присущ природе современной динамической экономики"10.

Следовательно, утверждает Хансен, необходима положительная антициклическая государственная программа, которая включала бы в себя встроенные стабилизаторы, автоматически действующие контрмеры, а также программы компенсирования. Назначение встроенных стабилизаторов, к которым относятся прогрессивный подоходный налог, система страхования от безработицы, поддержание цен в аграрном секторе, состоит в том, чтобы изымать с рынка часть эффективного (общественного) спроса в период бума и тем самым притормаживать бум, а в период спада сглаживать наиболее острые противоречия. Все эти меры предполагают активную роль бюджета в регулировании названных процессов. Автоматически действующие контрмеры включают в себя кейнсианские методы снижения нормы процента — уменьшение Федеральной резервной системой (ФРС) учетной ставки, общее понижение налоговых ставок, скупка ФРС облигаций на открытом рынке, сокращение обязательных резервов и т.п. Все эти меры действенны на стадии депрессии. В период бума эффективны противоположные меры. Программы компенсирования предполагают бюджетное регулирование цикла через сокращение государственных расходов или через их увеличение в зависимости от стадии цикла.

2.5. Модель Харрода—Домара

Дальнейшее развитие кейнсианских идей связано с именами Р.Харрода и Е.Домара. Лучшая книга о Кейнсе была написана именно Харродом.

Рой Харрод (1900—1978) вырос в интеллигентной британской семье и получил прекрасное образование (Вестминстерский колледж, Оксфордский университет), преподавал современную историю и экономическую теорию в Оксфорде. Во время стажировки в Кембриджском университете он слушал лекции Дж.М.Кейнса и Ф.Эджуорта. Знакомство с Кейнсом переросло в дружбу, и Харрод стал первым читателем его "Общей теории занятости, процента и денег".

В своих первых работах "Заметки о предложении" (1930), "Закон убывающих издержек" (1930), "Теория международной экономики" (1933) Харрод рассматривает проблемы денег, колебаний издержек, международной торговли, вводит понятия предельного дохода, сравнительных и предельных издержек, предполагает существование мультипликатора внешней торговли. В книге "Торговый цикл" (1936) он пишет о взаимном влиянии друг на друга колебаний инвестиций, потребления и выпуска капитальных благ. Здесь Харрод впервые исследует проблемы экономической динамики.

Наибольшую известность Харроду принесла работа "К теории экономической динамики" (1948). Под динамикой ученый понимает такое состояние экономики, при котором уровень выпуска продукции меняется не эпизодически и не циклически, а в течение длительного периода. В этой работе Харрод показывает преимущества "золотой середины" экономического роста. Он вводит понятия гарантированных темпов роста и естественных темпов роста. Считая, что в современных условиях опасна ситуация продолжительного бума, исследователь предлагает "делать сбережения", что совершенно противоположно точке зрения Дж.Кейнса. Гарантированный, фактический темп роста — это такой темп выпуска продукции, который дает возможность получать максимальные прибыли, это такой темп, "при котором производители будут удовлетворены тем, что они делают... это такой темп продвижения, который имеет свойство удовлетворять предпринимателей и увековечивать себя"11, т.е. это динамическое равновесие.

Проблема, которой в теории Харрода уделяется основное внимание, — проблема темпов роста дохода, необходимого для полного использования все возрастающего объема капитала. Харрод пытается определить, постоянны ли темпы роста, каковы корректирующие факторы, если естественный темп роста отклоняется от гарантированного, и т.д. В подходе к проблеме экономического роста у англичанина Р.Харрода много общего с американцем Е.Домаром. Оба считают, что рост национального дохода зависит от нормы накопления и капиталоемкости национального дохода. Различны у этих авторов в основном обозначения, поэтому достаточно рассмотреть уравнение Харрода:

GC= S,

где G = DY/Y— темп роста национального дохода; С = I/DY— приростная капиталоемкость национального дохода; S= S/ Y— доля сбережений в национальном доходе.

Это тождество выполнимо при условии, что все сбережения инвестируются: S = I. Приростная капиталоемкость, по Харроду, постоянна, поскольку научно-технический прогресс в длительной перспективе имеет нейтральный характер. Следовательно, для динамического равновесия необходимо постоянство доли сбережений, что возможно на основе реализации определенной государственной политики.

Исследуя цикл, Харрод приходит к выводу, что его колебания зависят от соотношения реального и равновесного темпов роста национального дохода, а отклонения эти вызываются самыми разнообразными причинами.

Основным средством борьбы с мировым кризисом Харрод считает создание "буферных запасов" из непотребляемых материалов, сырья, продовольствия, которые государство должно закупать по относительно стабильным ценам у предпринимателей в период спада и распродавать их в период бума. Кроме того, снижение нормы процента в период кризиса едва ли не до нулевой отметки вызовет рост капиталовложений, увеличение спроса на сбережения и сокращение доли сбережений в национальном доходе. Понижение нормы процента, а позднее и его отмирание приведут, по мысли Харрода, к построению более справедливого общества, так как исчезнет слой рантье, живущих на проценты с ценных бумаг, имущественное неравенство станет менее острым.

Евсей Домар (р. 1914), американский экономист российского происхождения, окончил Калифорнийский университет, доктор философии и профессор экономики ряда американских университетов. В 1943—1946 гг. Домар работал в Федеральной резервной системе. К сфере его научных интересов относятся проблемы экономического роста и факторов, на него влияющих. В своей книге "Очерки экономического роста" (1956) Домар, в отличие от Харрода, рассматривал преимущественно изменения емкости рынка в процессе накопления капитала, т.е. расширенного воспроизводства. Как и у Харрода, у Домара темп экономического развития есть в основном функция только одного фактора — накопления капитала, а уровень и структура накопления зависят от психологической заинтересованности капиталистов в инвестировании, а рабочих — в потреблении.

2.6. Несовершенная конкуренция у Дж. В. Робинсон и Э.Чемберлина

Джоан Вайолет Робинсон (1903—1983) — яркий представитель левого крыла кейнсианства, в 1965—1971 гг. — профессор Колумбийского университета. Особенность подхода этой английской исследовательницы — в соединении кейнсианских и марксистских идей. В работе "Накопление капитала" (1956) она пишет о возможности накопления капитала при отсутствии технического прогресса только за счет понижения зарплаты рабочих. Тогда освободившиеся в I и II подразделениях общественного производства средства могут быть основой накопления капитала. Однако Робинсон считает такой способ несправедливым и признает правомерной борьбу профсоюзов за права рабочих в условиях несовершенной конкуренции. В книге "Теория несовершенной конкуренции" (1933), принесшей ей мировую известность, исследовательница дает характеристику состояния экономики в условиях господства монополий и усиления позиций профсоюзов в борьбе за права рабочих. По мнению Робинсон, противоположность движения прибыли и зарплаты, формирование монопольных цен исключают возможность саморегулирования экономики. Поэтому, утверждает она, государство, "прогрессивные предприниматели" и профсоюзы должны сотрудничать, так как все они одинаково заинтересованы в повышении зарплаты. Этот тезис вызывает вопросы — слишком уж явно несовпадение экономических интересов названных сторон. Кроме того, признавая существование противоречий между монополизированным и немонополизированным секторами экономики, Робинсон и другие представители левого кейнсианства недостаточно внимания уделяли противоречиям внутри монополии, проблемам дифференциации продукта и т.д.

"Теория несовершенной конкуренции" Робинсон перекликается с вышедшей в том же 1933 г. книгой американца Эдварда Чемберлина (1899—1967) "Теория монополистической конкуренции". Если Робинсон считает, что монополия мешает действию рыночного механизма и несет с собой усиление социального неравенства в обществе, то Чемберлин убежден, что и в условиях господства монополий возможна ситуация, когда одним монополиям не мешают действия других, поскольку у каждого налицо качественная разнородность продукта, что позволяет формировать собственный круг покупателей, свой собственный микрорынок. Необходимо заметить, что мелкие и средние производители также вынуждены дифференцировать свой продукт, поскольку в настоящее время усиливается индивидуализация совокупного спроса. Чемберлин вообще уверен, что предпринимательство всегда связано с попытками "всякого предпринимателя воздвигнуть собственную монополию"12. Именно поэтому он считает, что продукт всегда дифференцирован, а чистую конкуренцию никак нельзя считать "идеалом для экономики благосостояния"13.

М.Блауг необычайно высоко оценил вклад Чемберлина в экономическую науку. "Революция в теории цены, — пишет он, — вызванная "Теорией монополистической конкуренции", заключалась в том, что возросло число рыночных структур, которые экономическая теория должна проанализировать, чтобы показать, что удовлетворительное функционирование рынка не просто автоматическое следствие из типа конкуренции. В мире монополистической конкуренции и олигополии суждения о благосостоянии и политические рекомендации не могут базироваться только на степени отклонения конкретной рыночной структуры от норм совершенной конкуренции. Теория цены с тех пор стала более сложной и менее удовлетворительной... Мы никогда не сможем вернуться к смелым обобщениям теории цены Маршалла. Именно по этой причине мы вправе говорить о чемберлианской революции в современной микроэкономической теории, подобно тому как мы говорим о кейнсианской революции в макроэкономике"14.

Как мы видим, и Дж.Робинсон, и Э.Чемберлин рассматривают несовершенную конкуренцию, которую Чемберлин назвал монополистической. Робинсон основное внимание уделяет чистой монополии (случай одного продавца и многих покупателей) и монопсонии (один покупатель и много продавцов). Она убеждена, что классическая экономическая наука чаще всего исследует идеализированный рынок, поскольку рассматривает множество действующих агентов, а на него оказывают решающее влияние гигантские корпорации.

В случае чистой монополии, считает Робинсон, в современных условиях одна фирма производит продукт, не имеющий субститутов (близких заменителей), и это дает ей контроль над ценой. В случае олигополии небольшое число фирм на рынке обеспечивает им преимущества в связи с эффектом масштаба, а также контроль над ценой. Такие фирмы зависимы друг от друга. Это означает ожидание каких-то действий от конкурентов в ответ на свои действия. Следовательно, формируя свою ценовую политику, каждая из фирм должна принимать во внимание реакцию конкурентов. И при монополии, и при олигополии происходит сегментация рынка, достигаемая разными методами: тайными соглашениями, дискриминацией в ценах и т.п. В результате нельзя говорить об оптимальности в использовании ресурсов и о достижении максимального общественного благосостояния.

Таким образом, Робинсон указывает на несовершенства рынка. Следует заметить, что она пытается решить дилемму: эффективность экономики или социальная справедливость. Однако вера в возможность разделить эти понятия, как заметил М.Блауг, "представляет собой одну из наиболее давних иллюзий экономической науки"15.

Модели экономического роста у кейнсианцев достаточно просты. Во-первых, они учитывают в основном действие одного фактора — инвестиций. Во-вторых, они предполагают слишком высокий уровень агрегации. В-третьих, для них характерно абстрагирование от исследования влияния других типов НТП, кроме нейтрального, а это может сделать некорректными полученные результаты. Именно поэтому и Харрод, и Домар сами указывали на то, что эти модели — не столько руководство к практическому действию, сколько инструменты экономического исследования16. Закономерно, что их последователи пошли по пути создания многофакторных моделей.


Загрузка...

Оцените книгу: 1 2 3 4 5


Загрузка...