Название: Религиоведение - Лобазова О.Ф.

Жанр: Религиоведение

Рейтинг:

Просмотров: 5522


Свободомыслие буржуазного общества

 

Период, охватывающий вторую половину XV и весь XVI век, выдвинул антирелигиозные мысли в центр внимания передовой идеи Западной Европы. Исторические успехи мореплавания, промышленности, торговли, с одной стороны, потребовали создания опытной науки о природе, а с другой — сами создали основу для развития подлинного знания. Огромной силы удары обрушили на религию великие географические открытия, сокрушившие представления о Земле и ее обитателях. Особенно ощутимый урон религиозному мировоззрению нанес польский ученый Николай Коперник (1473—1543), разработавший гелиоцентрическую систему мира. Земля, это избранное Богом обиталище людей, низводилась до уровня рядовой планеты Солнечной системы. Церковники объявили учение Коперника еретическим, но были уже не в силах затормозить развитие науки.

В авангарде свободомыслия в эпоху Возрождения выступает Италия. В XV веке университет в Падуе становится центром аверроизма, учение о "двойственности истины" начинают называть падуанским. Некоторые представители падуанской школы пошли дальше Ибн Рошда, который говорил о смертности разума отдельного человека, но признавал бессмертным общечеловеческий разум. Они объявили смертным всякое сознание. По имени греческого автора III века Александра Афродизийского,разделявшего этот взгляд, их называли александристами. К ним принадлежал Пьетро Помпонацци (1462—1524). В своей книге "О бессмертии души" Помпонацци писал, что тот, кто избегает совершать дурные поступки единственно потому, что считает их бесчестными, гораздо нравственнее того, кто отказывается от совершения дурных поступков только из страха перед загробной карой. Поэтому отрицание бессмертия души и воздаяния гораздо лучше укрепляет нравственность, чем признание этих положений.

Наиболее ярким выражением борьбы науки той эпохи против религии являются идеи Джордано Бруно (1548— 1600). На место коперниковского гелиоцентризма он ставит учение о бесконечной, лишенной центра Вселенной и бесконечных мирах. В победе человеческой мысли над тайнами природы, над предрассудками, тупостью и нетерпимостью он видит высшее счастье. Бруно не смог полностью освободиться от идей, с которыми боролся. Он одухотворял материю и все вещи. Этот гилозоизм сочетается у него с телеологическими представлениями о процессах, совершаемых в природе. И в этом смысле его позиция содержит пантеистический элемент.

Бруно, которого послали на смерть римские инквизиторы, выслушав их приговор, заявил: "Вероятно, вы с большим страхом произносите приговор, чем я выслушиваю его". Столь же мужественно встретил смерть другой итальянский атеист — Лючилио Ванини (1585—1619), отправленный на костер тулузским парламентом. Социальная роль религии, по мнению Ванини, отрицательная: это орудие, при помощи которого "невежественный народ содержится в рабстве из боязни перед Всевышним".

Передовая мысль Италии оказала положительное влияние на другие европейские страны. Но главной причиной распространения передовых идей были социально-политические обстоятельства, которые сложились в это время в Европе. Освободительные движения той эпохи, облекая свои требования в религиозную форму, породили множество различных церквей, взаимно опровергавших друг друга. Вместо одной "истины" появилось множество "истин", само количество которых побуждало критически оценивать их все. Страной, где антирелигиозный скептицизм Возрождения получил самое яркое выражение, стала Франция.

Проникнутое эпикурейским материализмом, творение Франсуа Рабле (1494—1553) "Гаргантюа и Пантагрюэль" мастерски использует оружие скептицизма в борьбе со средневековым мракобесием. В еще более острой форме выступает антирелигиозный скептицизм в сожженной в 1538 г. по приговору парижского парламента книге Б. Деперье "Кимвал мира", в "Цицерониане" Э. Доле, в "Диалогах" Ж. Таюро и ряде других произведений. Значительную роль в борьбе за свободомыслие сыграл видный французский политический деятель и мыслитель Жан Воден (1530—1596), разработавший материалистическое учение о том, что верования, нравы и социальный строй каждого народа обусловлены природой и климатом его страны. В сочинении "Беседа семерых" (получившем распространение уже после смерти автора) участвуют три защитника христианства, по одному стороннику иудаизма, ислама, деизма и скептицизма. Показывая несостоятельность всех существующих религий, Воден отдает предпочтение "естественной" религии, что говорит о его исторически неизбежной ограниченности. Самым глубоким выразителем скептицизма Возрождения стал Мишель Монтень (1533—1592). В своих "Опытах" он призывает сбросить гнет общепринятых взглядов и оценивать все разумом, ничего не принимая на веру. Религия, по его мнению, внедряется не божественными средствами "сверху", а человеческими, "снизу". Религии основаны не Богом, а людьми. "Религия есть не что иное, как их (людей) измышление", созданное, "чтобы налагать узду на народ и держать его в подчинении". Главным средством преодоления религиозной нетерпимости и фанатизма Монтень считал науку, возможности которой безграничны: 'То, что осталось неизвестным одному веку, разъясняется в следующем. Поэтому ни трудность исследования, ни мое бессилие не должны приводить меня в отчаяние, ибо это только мое бессилие" (а не ограниченность человеческого разума вообще).

Для произведений передовой мысли этой эпохи характерно то, что самые смелые высказывания сопровождаются заверениями в религиозной лояльности. Это объясняется многими причинами, в том числе и тем, что за плечами ученых постоянно мерцал отблеск костров инквизиции, на которых горели книги вместе со своими создателями. В 1574 г. в Париже был сожжен Жоффруа Балле, создавший книгу "Блаженство христиан, или Бич веры", который заявил, что все религии ложны и вредны. Такая же участь постигла и испанского ученого Мигеля Сервета (ок. 1510—1553). За написание книги "Восстановление христианства" его преследовала католическая инквизиция, от которой он бежал в Женеву, к Кальвину. Но и там его осудили и отправили на костер (в маленькой Женеве за 60 лет сожгли за инакомыслие 150 человек).

Для свободной мысли XVI и начала XVII веков характерны противоречивость, несистематичность, доходящая до эклектичности, и преобладание негативного, разрушительного элемента. В XVII веке возникают стройные, детально разработанные философские системы, главное содержание которых — позитивная разработка идей. Это учения Декарта, Гассенди, Спинозы, Гоббса, Локка. Деструктивный элемент, хотя он отходит на второй план, и здесь играет весьма важную роль. Это, прежде всего, относится к произведениям Рене Декарта (1596—1650) и Пьера Гассенди (1592—1655). Несмотря на противоположность их позиций по некоторым коренным философским вопросам, оба они выступают против догматизма, наносят сильный удар по схоластике. Они не присоединялись к антирелигиозной позиции, но внесли свой вклад в борьбу против религии. Многочисленные последователи Гассенди, так называемые либертены (вольнодумцы), не разделяли его религиозности. Талантливые писатели Ф. Ламот-Левайе, Ш. Сент-Эвремон, Б. Фонтенель, Теофиль де Вийо, С. Сирано де Бержерак и Мольер, опираясь на скептицизм Монтеня и эпикуреизм Гассенди, выдвигают даже атеистические идеи, находя для них остроумные формы, неуязвимые для мракобесов. Идеи Декарта также были оценены: недаром через шесть лет после выхода в свет его первого произведения все его книги были осуждены на сожжение, а проповедь его идей запрещена.


Оцените книгу: 1 2 3 4 5